"Когда человек узнает, что движет звёздами, Сфинкс засмеётся и жизнь на Земле иссякнет" (иероглифическая надпись на скале храма Абу-Симбел, Египет, 1260 г. до н.э.), "Любовь, что движет солнце и светила" (Данте Алигьери, "Божественная комедия"), "Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "У каждого в глазах своя звезда" (Хафиз Ширази); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

среда, 22 июня 2011 г.

Артем Корсун: Следует ли бояться шумеро-индоевропейско-германских связей


К сожалению так исторически сложилось, что лингвисты не знают истории, а истории - лингвистики поэтому проблема шумеро-индоевропейских и шумеро-германских контактов распадается на две составляющие. Для филологов она выглядит примерно следующим образом.
Шумерский язык стоит особняком в существующей классификации языков, однако, в последнее время наиболее жизнеспособными оказались 4 гипотезы о родстве с дравидскими (Кифишин), финно-угорскими (Парпола), картвельскими (Ребрик) и сино-тибетскими (Браун) языками. Все эти теории строятся на основании наличия в шумерском языке общих черт с этими языками, причём таких черт, которые превосходят сходство допустимое ностратической теорией. Одновременно с тем, в течение последних 100 лет несколькими лингвистами было обнаружено несколько удивительных шумерских заимствований в ИЕ языках. Наиболее известны заимствования выявленные Ивановым и Гамкрелидзе в книге "ИЕ язык и индоевропейцы" (Тб., Мецниереба, 1982), однако, это не единственные примеры подобных заимствований. Главная беда подобных исследований состоит в том, что они используются лингвистами для своих квазиисторических построений, так Иванов и Гамкрелидзе использовали их для доказательства локализации ИЕ прародины в Армянском нагорье.
Поэтому обнаруженные лингвистами факты заимствований всегда следует отделять от сформулированных ими теорий. Шумерские заимствования в ИЕ-м остаются заимствованиями даже в том случае, если прародина ИЕ и не находится в Армянском нагорье (за детальной критикой теории Иванова-Гамкрелидзе отошлю к статье Дьяконова в ВДИ за 1982-й год, где высокоуважаемый лингвист и историк отметил в частности отличия в соц. структуре и хозяйстве переднеазиатов и ариев (*)).

Итак, признаем наличие таких заимствований и попытаемся понять кто такие шумеры и откуда у них взялся язык (**).
Прародиной шумеров был Дильмун (Бахрейн и восток Аравийского п-ова), откуда они были вытеснены аридизацией Аравийской пустыни и миграцией кочевников семитов пересёкших Красное море примерно в 38 в. до н.э. В истории шумеры появляются в конце 4 тыс. в низовьях Тигра и Евфрата, как мигранты, отличающие от предыдущих ближневосточных культур. Через несколько столетий после появления шумеров их поглотит волна аккадской экспансии, пришедшая из Аравийской пустыни, однако, аккадцы растворятся в шумерском субстрате, полностью заимствуют шумерскую культуру и лишь благодаря притоку новых волн аккадцев из пустыни аккадский язык станет доминирующим в конце 3 тыс. Письменность и язык шумеров домесопотамского времени неизвестны, поэтому мы не можем утверждать достоверно является ли шумерский язык шумерским или же это язык дошумерского населения Ближнего Востока, заимствованный (и слегка модифицированный) шумерами, подобно тому как аккадцы растворились в шумерском языке и культуре. Иными словами шумеры восприняли язык завоёванного ими населения Междуречья. В пользу родства шумерского языка с языками переднеазиатского неолита-энеолита может служить и тот факт, что в Плодородном полумесяце шумерский язык использовался в качестве международного языка как минимум до эллинистического времени, а то и до рубежа н.э.
Для историков проблема этничности переднеазиатского неолита-палеометалла выглядит так.
Около 10 000 г. до н.э. в Плодородном полумесяце происходит неолитическая революция, которая постепенно распространяется во всей Западной Азии, затем распадается на две линии миграций: западная проникает на Балканы, затем в долину Дуная и долину Рейна (культуры Линейно-Ленточной керамики), а также на Украину (Триполье-Кукутени), восточная проникает в Иран, затем в Центральную Азию, оказывает большое влияние на складывание культуры Хараппы и останавливается в Кашмире перед Тибетским нагорьем. Однако, несмотря на генетическое родство этих культур следы общего для них языка или точнее переднеазиатской семьи языков до сих пор не обнаружены.
А теперь вернёмся к шумерским заимствованиям в ИЕ языках. Прародину индоевропейцев вовсе не обязательно придвигать поближе к шумерам, пусть она будет там, где она лучше всего соответствует и лингвистическим (Мейе) и археологическим (Чайлд, Гимбутас) данным - в Понто-Каспийских степях. К Западу и Северо-Западу от них в украинской лесостепи обитают трипольцы - носители языка, принадлежащего к одной семье с шумерским.
Здесь следует ещё раз отметить, что вышесказанное не означает, что трипольцы говорили по-шумерски, как утверждают Кифишин и Шилов, это означает, что они разговаривали на языках принадлежащих к одной семье разошедшихся в своём историческом и пространственном развитии за несколько тысяч лет до того, но содержащих в себе набор общих корней, некоторые из них и были заимствованы индоевропейцами. Поскольку западно-ИЕ культуры материнские для германских племён (Боевых топоров, Унетицкая и др.) располагались на землях принадлежавших культурам линейно-ленточной керамики, то в целом неудивительно, что в германских языках больше шумерских заимствований, чем, например, в славянских, соседствовавших с переднеазиатско-балканскими племенами значительное меньшее время и характер этих связей был синхронно-контактный, а не субстратный. Да трипольскую или тэртэрийскую письменность нельзя прочитать по правилам шумерского языка, так же как зная латынь нельзя прочитать текст на санскрите, но общность лексического фонда, особенно касающегося нео-энеолитической терминологии (земледельческой, скотоводческой и, возможно, металлургической) несомненна.
Этим расхождением языков, кстати, объясняется незначительность шумерского вклада и общеИЕ лексику, ведь речь идёт о шумеро-трипольских изоглоссах, другие же корни заимствованные из трипольского языка не могут быть идентифициованы как таковые, поскольку не засвидетельствованы в шумерском. Напротив при проживании на соседних территориях, сообщавшихся между собой по Тигру и Евфрату таких корней должно было быть намного больше.
На родство шумерского языка и языков балканского неолита может указывать и то, что фонологическая система критского линейного письма, допускающая слова начинающиеся с гласной и безсогласные слоги, сходна с шумерской, но кардинально отлична и от афразийских языков и от индоевропейских (в общеИЕ такое было недопустимо, кроме того отличия микенского языка от древнегреческого указывают на значительную адаптацию прежней письменности под кардинально иную фонологию).
В свете всего вышесказанного становится понятным то, что шумерский язык обнаруживает много признаков сходства с языками других языковых групп не попадая в состав этих семей, эти признаки сходства указывают на заимствования вызванные длительным проживанием на одной территории с этими языками: финно-угорскими (вытеснены переднеазиатами с Балкан + торговые связи карпатского региона и трипольцев с культурами Ямочно-Гребенчатой керамики); картвельскими (контакт как раз в районе армянского нагорья), дравидами (вытеснены из Ирана + переднеазиатское влияние на Хараппскую цивилизацию), сино-тибетцами (контакт на В. Центральной Азии и/или через Кашмир).
Есть в Западной Азии и ещё один язык который относится к переднеазиатской семье языков - эламский, однако, он испытал на себе значительное влияние дравидских языков (http://www.philology.ru/linguistics4/dyakonov-79.htm). Похоже, что именно вытесненные переднеазиатскими земледельцами и скотоводами из Ирана и Средней Азии племена были носителями дравидских языков.
Примечания
(*) Реплика в сторону. Дьяконов был сторонником балканской прародины ариев. Пикантность его положения состояла в том, что балкано-дунайский неолит является производным от неолита переднеазиатского (Чайлд Г. У истоков европейской цивилизации, М., 1951, или его же на английском Dawn of the european civilization L., 19.. и Danube in the Prehisrory, L., 1929) весьма сходен с последним по всему социокультурному комплексу. Иными словами Дьяконов высек себя похлеще унтерофицерской вдовы: критикуя нестыковки между культурами ариев и переднеазиатов он ставил крест и на балканской прародине ариев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...