"Когда человек узнает, что движет звёздами, Сфинкс засмеётся и жизнь на Земле иссякнет" (иероглифическая надпись на скале храма Абу-Симбел, Египет, 1260 г. до н.э.), "Любовь, что движет солнце и светила" (Данте Алигьери, "Божественная комедия"), "Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "У каждого в глазах своя звезда" (Хафиз Ширази); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

среда, 6 июля 2011 г.

Спасение России - в разделении

На прошлой неделе я говорила печальные слова о будущем демократии и о перспективах демократии в России. Хочу к ним вернуться. Даже прежде чем поговорить о демократии, я хочу обратить внимание на то, что происходит в Европе. Мы видим кризис евро, и почему-то это всё называют финансовым кризисом евро. Мне кажется, что это не кризис евро, а кризис Евросоюза. Я бы даже выразилась так, что Евросоюз, на мой взгляд, является могильщиком Европы.

Что я имею в виду? Европа ведь всегда была разъединенной. Так получилось, что Китай во времена империи Тан снова собрался в единое целое. Некоторое время казалось, что это хорошо, потому что империя обеспечивала мир и не воевала друг с другом. Россия тоже собралась в единое целое, поэтому у нас были такие замечательные граждане, как Иван Грозный и так далее.

А вот Европа, она не собралась в единое целое, и именно благодаря этому она вырвалась вперед. Вырвалась вперед не Англия или не Европа, а вырвалось вперед именно такое уникальное образование, которое, с одной стороны, имело культурную общность, а с другой стороны, после того, как распалась Римская империя, всегда враждовали в Европе император и Папа Римский и, по выражению Грегоровиуса, одного из самых гениальных историков 20 века, борьба между этими двумя силами спасла свободу Европы.

И вот теперь Европа взяла и объединилась и превратилась в такой квази-Китай или в такую квази-Оттоманскую империю. Т.е. Европа, которая выиграла благодаря свободе, благодаря демократии и благодаря рынку третью мировую войну у Советского Союза, спустя 20 лет после выигрыша этой третьей мировой войны, проиграла своей собственной бюрократии.

Сейчас сложилась парадоксальная ситуация, когда в Европе есть страны типа Греции, которые не очень хотят работать, потому что знают, что им всё равно дадут денег более богатые страны типа Германии. А есть несчастные страны типа Германии, которые думают: зачем же нам работать, если всё заберет Греция? Не выгодно работать ни тем, ни другим. Еще раз повторяю, это удивительное обстоятельство.

Почему-то все говорят: объединенная Европа – это большое достижение. А почему, собственно, это должно быть достижением? Я думаю, что не только Евросоюз должен развалиться, и это будет совершенно нормально, потому что Европу придется воссоздавать в рамках национальных экономик, но, если честно, я думаю, что представления о целостности тех или иных государств как необходимом ключе к экономическому развитию, они немножко устарели, они восходят к временам средневековья, когда императоры любили собирать большие куски земли, а народу было хорошо, потому что на этих больших кусках земли не было постоянных войн.

Я, например, пытаюсь в качестве мысленного эксперимента представить себе Россию, которая развалится на части. Например, представим себе, что есть Москва. И в ней остался Владимир Владимирович Путин, в ней остались эти бесконечные вице-президенты «ЛУКойла», которые давят людей, в ней остались судьи, которые продаются пачками. Допустим, к Москве остался Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округ, чтобы газовая труба шла непрерывно, чтобы на ней можно было сидеть.

Допустим, Владивосток, или Самара, или Сочи отпали. И в таком случае звонили бы мы во Владивосток, и там бы нам рассказывали: «Слушайте, у нас во Владивостоке так хорошо, у нас отменили запретительные пошлины на иномарки, у нас всё нормально стало с экспортом рыбы, у нас теперь таможня не требует выгружать ее на причал перед тем, как экспортировать. У нас всё нормально стало с экспортом леса».

Или мы бы звонили в Сочи, и нам говорили: «У нас так хорошо. У нас больше из Имеретинской долины не выселяют людей, которые там долго жили. У нас больше не затевается чудовищных проектов, которые формально должны осчастливить зрителей Олимпиады, а реально сводятся к бесконечному повышению цен в Сочи и к тому, что Сочи не трансформируется в нормальный курортный город. Мы теперь трансформировались, – отвечали бы нам сочинцы, – в нормальный город, как на Мальдивах, как в Египте».

Обратите внимание, что если бы Россия сейчас – я говорю чисто гипотетически – разделилась на части, то это не значит, что Россия бы кончилась. Это значит, что в некотором количестве частей России началась бы нормальная жизнь. Подчеркиваю – в некотором количестве. Очень возможно, что где-нибудь сохранились бы какие-то путиноиды. Может быть, даже в том же Владивостоке сидел бы человек, который всё грёб под себя. Но уж во всяком случае он бы отменил запретительные пошлины на иномарки и уж точно не спонсировал бы «Жигули».

Очень может быть, что просто в силу конкуренции какие-то из этих частей России стали бы демократическими, после чего они начали бы развиваться гораздо быстрее, чем другие, и подчинять себе все остальные части. Примерно как произошло в Европе, где какие-то части Европы, например Англия, были более рыночными и свободными, и они начинали развиваться быстрее и оказывались впереди всей Европы, а Испания, скажем, от них отставала.

(с) Юлия Латынина
http://www.echo.msk.ru/programs/code/681519-echo/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...