"Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

вторник, 6 мая 2014 г.

Адинатх Махакалбхайрав Джайадхар: Бхайрава - архетип, миф, традиция

Бхайрава считается самой разрушительной и смертоносной манифестацией бога Шивы, рожденной из его гнева. Согласно мифу Шива сотворил Бхайраву из самого себя, чтобы наказать Брахму — бога сотворившего материальную вселенную. Во всем индоарийском пантеоне, насчитывающем тысячи божеств, трудно найти фигуру более грозную и устрашающую. Никто и ничто не в силах устоять перед разрушительной мощью Бхайравы, после его удара не остается ни только праха, но даже пустота погибает и перестает существовать. Мистики, анархи и преступники поклоняются Бхайраве как освободителю, разрушающему все оковы и препятствия на пути к достижению Божественности, как внутренние, так и внешние.

В то же время подобное понимание Бхайравы является односторонним и неполным. Бхайрава есть не только Тотальный Разрушитель, но и тот, кто трансформирует грех в святость, нечистоту в чистоту, двойственность в недвойственность. Бхайрава является владыкой тантрической йоги, шаманских ритуалов, магии и колдовства. Де-факто он является богом-основоположником мистического анархо-инсуррекционизма, а также отцом и покровителем преступного мира. Бхайрава обучает своих детей тому, как практиковать воровской ход так, чтобы эта практика не вела к накоплению плохой кармы, но вела к духовному самосовершенствованию.

Помимо всего прочего Бхайрава — это воплощение страха, и говорится, что те, кто хотят почитать его, должны исследовать и распознать источник всех своих страхов. Его имя состоит от корня «Бхи» — в смысле «страх». Бхайрава означает «страшный, жуткий, ужасающий».

Согласно преданиям, Бхайрава и Кали любят жить в горных пещерах, дремучих лесах, местах сжигания трупов. По ночам они пируют на кладбищах не только с божествами и мудрецами, но и с демонами и кладбищенскими духами. Во время этих оргий пирующие наслаждаются мясом, кровью и волшебными напитками, изготовленными из трав и кореньев.

Согласно такому авторитетному мистическому направлению, как Трика, имя Бхайравы состоит из трех слогов: «Бха» — обозначает силу поддержания, «Ра» — силу разрушения и «Ва» — силу созидания. Таким образом, объясняется, что Бхайрава творит мир, поддерживает его и разрушает. Он выше самого высокого и глубже самого глубокого. Тайные учения объясняют, что Бхайрава есть источник и владыка всех энергий мира, что Бхайрава есть Реальность, Природа и Суть всего в бесчисленных измерениях и мирах.

Символизм иконографического образа Бхайравы возникает, прежде всего, из мифа о его происхождении. Однажды Брахма — бог-творец и Вишну — бог равновесия затеяли между собой спор, чтобы выяснить, кто из них главнее.
«Я — главный Бог, — сказал Брахма. — Я сотворил всю вселенную и являюсь патриархом и прародителем всех живых существ!» «Ошибаешься, Брахма, главный Бог — это я, — возразил Вишну. — Все держится на мне. Если бы не моя сила, ни ты, ни твои творения не смогли бы просуществовать и секунды».
Для решения этого спора эти два божества обратились к различным авторитетам: «Пусть, мол, третья сторона нас рассудит». Однако все авторитеты один за одним сказали: «Главным Богом является Шива». Брахма и Вишну были очень раздосадованы. Они не поверили авторитетам и призвали в качестве судьи божество, являющееся персонификацией всех священных писаний. Но и это божество ответило: «Подлинным Богом является Шива».
«Как же так,— вконец разозлился Брахма.— Не может этого быть. Взгляните на Шиву, на весь его неопрятный облик и сомнительный образ жизни. В то время как я живу на небесах, в своем драгоценном дворце, Шива скитается по разным мирам, ночуя, где придется. Как неприкаянный бродит он по заледеневшим горам, дремучим лесам, полным диких зверей, скитается по бесплодным пустыням. Я благообразен, одет как царь, моя аура сияет ярче солнца. Шива нестрижен, небрит, ездит в голом виде на своем быке, и вся его одежда — пепел сожженных трупов, коим Шива посыпает свое тело. Я занимаюсь тем, что творю и устанавливаю законы мироздания, Шива же то предается аскетизму и медитациям, будто он чего-то не достиг, то пляшет и пирует на шмашанах и кладбищах с шайкой каннибалов, духов и демонов. Я вкушаю божественную амброзию, Шива жрет все, что попало, как чистое, так и нечистое, употребляет грибы, дурман и постоянно курит гашиш. Нет, такое существо никак не может быть истинным Богом».

И вдруг при этих словах в воздухе возникло сияние, превратившееся в крохотного младенца. Младенец заплакал, и Брахма сказал: «Вот доказательство того, что я истинный и главный Бог. Я разгневался, и гнев мой породил еще одно существо. Я назову этого младенца Бхайравой, так как тот так истошно орет». И вдруг, увеличиваясь в размерах, младенец превратил¬ся в ужасного монстра. Тело его стало черным, в пасти блестели страшные клыки, три глаза Бхайравы горели красным адским огнем, а сияющая аура превратилась в пламя вселенской кремации. Чудовище подскочило к Брахме и когтем мизинца своей левой руки отрезало Брахме одну из его пяти голов, ту самую, что ругала Шиву.

«Я — Бхайрава, гнев Шивы, повелитель Времени и Смерти — сказал ужасный Бог. — Я пришел покарать тебя за то, что ты осмелился поносить Верховного Владыку Мироздания. Твоя пятая голова гордо возвышалась над телом, но я укоротил твою гордыню». Брахма в ужасе и в раскаянии упал на колени. Устрашенный Вишну превознес Шиву и вместе с Брахмой начал преданно читать священные гимны, посвященные Шиве. Таким образом, они признали наивысшую реальность Шивы.

Тут небеса разверзлись, и боги увидели Шиву, пред¬ставшего в своем облике Махешвары — Великого Махараджи и Господа всех миров.
«О, Бхайрава, — сказал Махешвара, — с одной стороны, ты, конечно, поступил правильно, ибо показал Брахме подлинное положение вещей. Однако с другой стороны, ты нарушил священный закон и совершил грех. Брахма — прародитель всех живых существ, их патриарх и первосвященник. Закон племен гласит: молодой не должен поднимать руку на старейшину рода, отрезать голову священнику-брахману — это вообще ужасное преступление». Поэтому ты не можешь не понести наказание. Ты непобедим и способен без труда уничтожить всех и вся, тебя же никто не в силах уничтожить. Однако я сотворю волшебную деву Брахмахатью, она будет способна уничтожить тебя.

Если хочешь уцелеть — беги от нее без оглядки и бегай так до тех пор, пока не окажешься в особом священном месте и тем самым не искупишь свой грех».
«Как я узнаю, где это место? Как я распознаю его, когда туда попаду?» — спросил Бхайрава.

«Голова Брахмы на века прилипла к твоей руке. Я не скажу тебе, где находится священное место, однако когда ты до него доберешься, прилипшая к твоей руке голова отвалится от нее и упадет на землю», — так ответил Шива.
В тот же миг из пространства манифестировалась дева Брахмахатья, вооруженная огромными ножницами. Увидев Бхайраву, она ринулась к нему. Бхайрава бросился бежать. Так они бегали, он от нее, а она за ним, по всей вселенной. Проходили века, а может, тысячелетия, трудно сказать, но погоня не прекращалась ни на секунду. Однажды Брахмахатья и Бхайрава пробегали мимо дворца Вишну. Богиня удачи и процветания Лакшми, жена Вишну, узрела происходящее из окон волшебного дворца и, очень удивившись, пришла в полное недоумение.

«Скажи, о дорогой, — обратилась она к Вишну, — как понимать происходящее? Шива ругал Шиву, и за это явился Шива и отрезал Шиве голову. После этого явился Шива и наказал Шиву, сотворив Шиву. И вот теперь Шива бежит за Шивой по Шиве, в Шиве и во время Шивы, и вот Шива убегает, чтобы Шива его не догнал. Это все выглядит очень странно, я бы сказала, абсурдно. Как же это все понимать? В чем же смысл происходящего?»

«О, любимая, — ответил Вишну, — в том, что ты видишь, как и во многом другом, нет ни малейшего смысла. Недаром говорят, что Шива придумал этот мир на пьяную голову. Ведь он постоянно находится в экстазе наркотического опьянения, вызываемого сексом со своей возлюбленной Шакти — своей неисчерпаемой, безграничной, светоносной силой. Сознание Шивы не детерминировано кармическим законом причины и следствия, логикой, пространством и временем. Потому-то мироздание так причудливо и парадоксально, что отражает в себе облик самого творца, здесь тьма становится светом, а свет — тьмой, добро переходит в зло, а — зло в добро. Чистота становится нечистотой, а нечистота — чистотой. Высочайшая красота переходит в уродство, а апогей уродства становится красотой. Мудрость переходит в безумие, а безумие в мудрость. Так все течет, меняется и переходит одно в другое. Эта пульсация, переливы — есть экстатическая любовь Шивы и Шакти, активность, жизнь святой Реальности. Помимо этого, о любимая Лакшми, Шиве совершенно все равно, чем заниматься, ему все еди-но. Но, поскольку Шива и Шакти имеют божественное чувство художественного вкуса, они предпочитают творить шедевры. Таким образом, создается махакалагни марга — путь бхайравайтов».

Вся мистерия разыграна Шивой не только с целью вразумить Брахму и Вишну, но и показать божественную глубинную суть бунтарей, природных анархов, преступников, идущих правильной тропой. Показать то, что их жизненный путь, включающий испытания в виде сражений, облав, погонь, судов, приговоров, ссылок, отбывания наказаний — является особым духовным путем. Конечной целью которого является самообожествление человека, при жизни или после смерти тела, что бы об этом ни думали и ни говорили люди социальные, идущие по жизни широкими, «благопристойными» путями.

За то, что Бхайрава согласился наказать Брахму и потом формально понести за это наказание, а практически — пройти духовный путь радикала, восставшего против устоев официального общества, путь человека преступного мира, Шива обещал Бхайраве не только дать тому возможность снова проявиться чистым богом. Он пообещал Бхайраве то, что тот раскроет свою божественность еще сильнее, став покровителем Варанаси — города святости, мудрости, смерти, хаоса и преступной жизни.

Тяжелая голова Брахмы немедленно приклеилась к руке Бхайравы, где она и осталась как череп, предназначенный, чтобы служить чашей для сбора подаяния. Порекомендовав ему уважать Вишну и Брахму, Шива отправил Бхайраву скитаться по миру «в его плачевном состоянии» «для искупления греха брахманоубийства». « Покажи миру обряд искупления греха брахманоубийства. Проявись осужденным преступником, проси милостыню, прибегая к обряду покаяния с черепом!».

Шива породил деву известную как Брахмахатья, чье имя переводится как «Смерть Брахмы», и приказал ей непреклонно преследовать Бхайраву и изводить его, повсюду, пока он не достигнет святого города Варанаси, куда ей не будет доступа. В конце концов, с точки зрения профанов, прощенный, а на деле — с благословления Божественности успешно прошедший преступный духовный путь криминальный бог Бхайрава был коронован во владыки Варанаси, города трансгрессивных путей, смерти и окончательного освобождения. Освобождения, после которого уже нет для высшего существа ни государственных оков, ни зон, ни крыток.

Из этого мифа происходят три базовые иконографические манифестации Бхайравы.

Первая манифестация — Калабхайрава, держащий за волосы тяжелую голову, из которой капает кровь. Кровь жадно слизывается волком (согласно другой версии — собакой) Бхайравы. Таким образом, он становится Капалабхайравой, или носящим череп.

Вторая манифестация — Бхикшатанамурти: странствующий аскет, бродяга, босяк. Он бродяжничает, прося милостыню у жен Семи Ведийских Мудрецов, в лесу Дару.

Миф рассказывает о том, как то конвоируемый, то преследуемый Брахмахатьей, следуя от этапа к этапу своих странствий, Бхайрава забрел в лес, где жили аскеты, выполняющие суровый тапас и поддерживали священный огонь. Это были семь ведических мудрецов, от которых произошли все семь родов масти брахманов: высшей среди четырех мастей ведического социума. На горе был прекрасный лес Дару, в котором жили святые. Бхайрава пришел в этот лес, чтобы испытать их веру проявлением буйного анархического мятежа против всех ортодоксальных устоев. Он был очарователен, абсолютно обнажен и только пепел сожженных трупов служил ему украшением и покрывал все его тело. Бродя вокруг и держа член в руке, он стал хвастаться и выделывать развратные выходки. Он то дико танцевал, то кричал, то бродил вокруг жилища отшельников подобно нищему. Не смотря на его странную внешность и загорелый цвет кожи, он привлек внимание женщин. Те были настолько соблазнены его нагой красотой, что оставили всякий стыд. Они бросились к нему, забыв про всякий стыд, изнемогая от желания. Одни распустили волосы, некоторые катались по земле и делали призывные жесты даже в присутствии мужей.

Аскеты не узнали Бхайраву, явившегося перед ними абсолютно нагим, держащим только череп в руке. У него было черное лицо, и он выл и танцевал как сумасшедший. Своим появлением он отвлек мудрецов от выполнения обетов и более того, вызвал интерес их жен. Святые возопили, что у Бхайравы тело полно зловещих знаков, что у него нет никакой скромности, он гол и плохо сложен. Он живет в компании злых духов и призраков.

Аскеты так разгневались за на Бхайраву, что прокляли его мужской половой орган. И так как проклятие их было сильно благодаря аскезам, то лингам упал на землю, но превратился там в колонну огненного света, а на месте старого лингама появился новый. Но и он тоже был проклят и тоже упал и превратился в свет. И так множество раз. Жены же решили бросить аскетов и неотступно следовать за Бхайравой.

Ключевым моментом этого мифа является проклятие мудрецами Лингама, который, упав на землю, превратился в огненный столб света. Мудрецы проклинают снова, и снова на землю падает колонна света, а вместо старого Лингама отрастает новый. Согласно Шива пуране, как только мудрецы распознали Шиву, Он дает им наставления: «Мир не найдет покоя до тех пор, пока не найдется место для моего полового органа. И никто другой не сможет поместить мой орган кроме Госпожи Гор. Как только она поместит мой орган, так сразу же в мир придет покой». Затем Шива наставляет мудрецов, как следует почитать Лингам. «До тех пор пока фаллос не будет установлен — не будет мира ни в одном из трех миров. Чтобы успокоить гнев надо поливать этот божественный фаллос святой водой, построить основание для него в форме вагины и установить Его там с молитвами, подношениями, простираниями, гимнами, под сопровождение музыкальных инструментов. Затем следует призвать Бога, говоря: «О Господь, ты источник вселенной, ее основа. Ты — во всем что существует. Вселенная — лишь твоя форма. О Благосклонный, стань спокойным и защити весь мир».

В Тамильской Канда пуране Бхайрава испытывает мудрецов, появившись в компании красивой куртизанки Мохини. Эта куртизанку на самом деле была Вишну, которого Бхайрава попросил принять эту форму. (Бхайрава попросил принять Вишну форму куртизанки еще раньше для того, чтобы соблазнить ее). В этом варианте мифа мудрецы отказались от своей аскезы, чтобы следовать за куртизанкой повсюду. В это время Бхайрава в форме нищего соблазнил жен мудрецов. Позже мудрецы и их жены встретились в лесу и поняли, что они стали жертвами хитростей Вишну и Бхайравы. Мудрецы вызвали к жизни ужасного тигра, и он напал на Бхайраву. Но Бхайрава убил его и надел шкуру как набедренную повязку. Затем мудрецы наслали огонь, но он превратился в трезубец. Потом они послали антилопу, но Бхайрава схватил ее левой рукой, потом — змей, но Бхайрава использовал их в качестве украшения. Тогда демоны выступили против Бхайравы, но он успокоил их одним жестом руки и они стали служить ему. Вся магия мудрецов оказалась бессильна против Бхайравы, и они согласились исполнять шайва ритуалы.

Мудрецы потеряли всякий смысл выполнения своей аскезы и ритуалов и так освободились от ограничений, связывающих их. Мудрецы, обеспокоенные Бхайравой, возмутились его поведением. Но надо сказать, что они выполняли свою аскезу и ритуалы с целью достичь власти и могущества, а не ради окончательного освобождения. Поэтому они не увидели, что Бхайрава ломает все ограничения и границы, так как он, Бог, вне всяких ограничений.
Третья манифестация Бхайравы — Канкаламурти. В этой ипостаси он изображается пронзающим человека своим копьем, или уже несущим труп (или скелет) в качестве добычи на своем плече. Это иллюстрирует тот эпизод в скитаниях Бхайравы, когда он убивает Вивакшену, охранника-брахмана, который пытается преградить ему доступ во владения Вишну. В обоих случаях, он или обнаженный или носящий шкуру тигра или слона, гирлянду из человеческих черепов, змей вокруг его шеи и рук, с темно-синей кожей и клыками монстра. Бхайрава передает мудрецам высшие тайные учения, некоторые другие учения рекомендует получить женам мудрецов — от богини фарта и процветания — Лакшми, которая является женой бога Вишну. Бхайрава удаляется вместе с женами и направляется на небеса — в чертоги Вишну. Могучий страж по имени Вишвакшена, охраняющий дворец бога-хранителя, не узнал Бхайраву. Он попытался не пустить компанию в небесный чертог и был убит Бхайравой на месте. После чего Бхайрава и жены мудрецов вломились во дворец. Затем Вишну старается умилостивить Бхайраву и пытается наполнить череп Брахмы кровью, которую бог-хранитель произвел из своего лба. Но череп, оказалось, практически невозможно наполнить. Так Бхайрава уходит от Вишну с трупом Вишвакшена на плече и черепом, наполовину наполненным кровью поддержателя вселенной. Избавление от черепа происходит только в священном городе Варанаси.

Далеко не все, кто покланяется Шиве как высшему бродяге-босяку, видят его одинаково. Шива поочередно то вводит в гнев, то совращает, то сеет замешательство, то смущает, то освещает. Он является своим человеческим родичам в той форме, в которой они уже готовы пережить его.

Отрубив голову бога-творца и убив охранника в доме бога-поддержателя, Бхайрава прорвался сквозь все оковы и ограничения. Ужасающий, презренный, голый, или в шкурах, только подчеркивающих его наготу, противоречащий сам себе, с восхитительной улыбкой в уголках рта он прикрывает свои клыки. Владыка предстает как Бхикшатанамурти, как молодой нищий-попрошайка. Он Какналамурти когда несет убитого Вишвакшена. Он Бхайрава — пугающий и несущий смерть; или строгий и неумолимый с черными матовыми волосами вьющимися как языки пламени — Махакала, Великий Черный.

Демонстрируя противоречия, смущая, а затем, освобождая мудрецов, Бхайрава выполнил свой обет Капалина. Когда Бхайрава достигает священного города Бенареса, то череп Брахмы отваливается от Его руки и распадается на 1000 кусочков. Так завершается экстатическое паломничество Бхайравы, когда Он освобождается от оков собственного сознания.

Бхайрава в Кашмирском шиваизме обозначает нераздельное, целостное универсальное Сознание. Виджняна-Бхайрава тантра поднимает вопрос: «Что есть настоящая форма Бхайравы, Ужасного?» Бхайрава сам отвечает Богине: «Знай, что существует только одна форма, которая, в конце концов, реальна: чистая, безупречная реальность, которая наполняет все, состояние Бхайравы названное Кали, потому что он абсолютно полон, пребывает вне понятий пространства и времени, неописуемый, наслаждающийся внутренним самоосознаванием его собственной сущности, свободный от всякой мысли. Внутри такого Абсолюта, как может быть выделен тот, кто получает поклонения или подношения? Поклонение (почитание) не совершается предложением цветов и всего остального. Это осознанность сделанная твердой, растворение в конечной пустоте (внутри сознания), которое свободно от любой мысли, через интенсивное убеждение, что это является целью».

Повстанческий анархизм Бхайравы является неукротимым проявлением его безграничной божественной свободы и необусловленности. Его святость так сильна и запредельна, что достигает точки перехода в противоположность. Оттого она и воспринимается ограниченными умами как нечестивое поведение и кощунство. Бхайрава является носителем своего особого духовного закона, воспринимаемого профанами как чудовищное беззаконие.

Философы-мистики, такие как великий Абхинавагупта (X-XI вв.), кто произвел замечательный синтез индуистской культуры, отождествляют себя с высшим Бхайравой через тантрическое познание, которое часто включает в себя нарушение брахманистских норм.

Не существует ни адекватных противоречий, ни образных аналогов, достаточных, для того чтобы передать тотальную, потрясающую тайну Бхайравы. Осознания противоречивых качеств Божественности были собраны в интенсивно содержательный миф и выражены в разнообразных формах, в бронзе и камне.

Смесь красоты и ужаса в шайва религии конечно взаимосвязано с примирением жизни и смерти. Это было тем смешением противоречивых ценностей, которое обеспечило соединение двух взаимодополняющих течений в рамках индуистского общества: радикальные брахманы увидевшие высшую Истину в нарушении основ брахманической ортодоксии, и неприкасаемых (даже языческих) последователей, которые, тем не менее, соглашаются, их собственным своеобразным путем, следовать моделям, предписанным брахманическими книгами законов.

Ученые утверждают что Бхайрава — это бог духовной традиции, бывшей широко распространенной в тот период человеческой истории, когда вольные люди жили среди первозданной природы племенами и являлись друг другу родичами. Когда еще не существовало общественной системы четырех варн-мастей. Позже племенной культ сохранился только в диких горах и лесах, на дорогах, соединяющих святые места, его практиковали аскеты-капалики, а в городах он существовал в тайных криминальных братствах. Позже путь Бхайравы распространился среди жреческой масти и среди воинской масти. В некоторых княжествах и королевствах культ Бхайравы и Кали был духовным путем правящих династий. Еще недавно таким государством было королевство Непал.

Бхайрава сыграл ключевую роль в «индуизации» племенных божеств. Но этот процесс был настолько успешным в Индии, что ранние стадии находятся за рамками признания, по крайней мере, в социальной организации. Даже там где традиция явно утверждает, что бог, как пан-индуистский Джаганатха, имеет языческое происхождение.

Из-за его трансгрессивной сущности и дикого характера, Бхайрава послужил орудием — через его еретических, отверженных, даже криминальных адептов — в индуизации местных пасторальных и языческих божеств, которые постепенно стали идентифицироваться с тем или иным аспектом его различных форм. Современный профессор Сонтхеймер ясно продемонстрировал этот процесс в регионе Деккан (Махараштра, Карнатака, Андхра Прадеш), на примере Кхандобы и Мартанда Бхайравы. Как результат, часто у Бхайравы есть две жены. Официальная жена происходит из оседлой сельскохозяйственной или торговой культуры высших каст, а любовница происходит из охотничьего или собирательного племенного сообщества и сохраняет в себе все ее дикие ассоциации.

Ужасный Рудра, ведический предшественник Бхайравы, стал похожим образом «благоприятным» — в форме Шивы. Богини принимают подходящую форму Бхайрави, супруги Кали, и пара (йамала), часто, будучи переплетенной в сексе, облегчает переход даже от аборигенных женских божеств (например, деревянный столб Кхамбевари или Стамбхевари), к чистому мужскому шайва культу.

Бхайрава, отец примордиальной анархии и радикального антидогматического бунта, представляет все, что ужасает кастовых хинду, нарушая фундаментальные социально-религиозные нормы, которые управляют жизнью. И таким образом он функционирует как естественный фокус и переплавляющий котел для ассимиляции бесчисленных местных и региональных языческих божеств, находящихся за пределами этих норм. Ни одно из таких божеств — даже таких как Поту Раджу, который сыграл похожую роль в южной Индии — не смогло претендовать на пан-индийские, пан-южно-азиатские и, конечно, брахманические полномочия Бхайравы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...