"Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

понедельник, 30 июня 2014 г.

Гаджимурадов И.Ф.: Роль вулканизма в зарождении древнехурритских и кавказских мифов

Во втором выпуске издаваемого в Берлине научного журнала „Altorientalische Forschungen“ («Древневосточные исследования») текущего года будет опубликована статья Ильхама Гаджимурадова из Бонна под названием „Die vulkanische Urheimat altanatolischer Sukzessions- und Steingeburtsmythen“ («Вулканическая прародина древнеанатолийских мифов о преемственности богов и рождении из камня»), в которой автор, геолог по образованию, убедительным образом показывает связь реальных геологических процессов, имевших место в районе озера Ван в Восточной Турции в послеледниковый период (последние 12 000 лет) с зарождением и развитием различных мифологических сюжетов и религиозных представлений, распространившихся из этого региона по всему миру. Речь идет среди прочего о вулканической природе известного мотива рождения мятежного героя из камня, отмеченного еще в древнехурритских мифах и бытующего по сегодняшний день у кавказских горцев. Сам факт публикации статьи этнолога-любителя, исследующего мифологию и религиозные представления народов мира, в столь именитом научном журнале, говорит о важности сделанного им открытия. Издатель журнала, всемирно известный специалист по вопросам истории Древнего Востока, профессор Фолькерт Хааз, которого автор считает своим учителем, высоко оценил указанную работу, так как она по его мнению открывает новые перспективы в изучении неизвестных страниц истории богатейшей культуры хурритов и других народов Древнего Востока.
Хурриты – народ, или точнее группа народов, говоривших на хуррито-урартских языках (родственных современным восточнокавказским) известны по древним клинописным источникам начиная с конца III тыс. до н.э.. Исследователи считают хурритов древнейшими насельниками горных регионов Анатолии и Загроса, так как они под наименованием subar/subir отмечались в еще более древних месопотамских документах. Автор полагает, что эти этнонимы исконно означали «горцы, жители гор», причем термин hurri, возможно, является древнесемитским переводом корня su, исконно означавшего «гора, возвышенность» (ср. лезг. сув/сувар, рут. сыв/сывар «гора/горы»). Семантически схожие этнонимы до сих пор распространены, например, на Кавказе. Сам кавказец (лезгин) по происхождению, автор, который уже 12 лет живет и работает в Бонне, важнейшим достижением западной цивилизации считает доступность специальной литературы благодаря четко отлаженной дигитализированной системе поиска и заказа самых редких письменных источников. Ниже приводятся выдержки из русского перевода указанной статьи, обработанные в популярном виде и частично дополненные новыми мифологическими сюжетами, не вошедшими в научный вариант работы из-за издательских ограничений объема представляемых для публикации работ.

Мятежные демоны подземного мира – порождения вулканов

Работая над текстами переводов хурритских клинописных источников, я обнаружил очень характерный мотив рождения мятежного героя из камня (из горы), который навел меня на мысль о возможных вулканических «корнях» повествования. Несмотря на то, что сам мотив и его родство со схожими вплоть до деталей сказаниями кавказских горцев (северокавказские мифы о нартах и т.д) были специалистами давно замечены, сама природа сказания о чудесном рождении каменного колосса, его бунта против небожителей, а также борьбы разных поколений богов, была специалистам неясна. Ответ на этот вопрос предоставляет геологическая карта региона между озером Ван и Закавказьем, который ориенталистами единодушно признается родиной соответствующих преданий.

Вулканическое плато, протянувшееся от озера Ван до Закавказья, является продуктом деятельности вулканов Немрут, Сюпхан, Тендюрек и Арарат, причем некоторые из них считаются действующими до сих пор - об этом свидетельствует наличие термальных источников, например, в кратере вулкана Немрут. Особый интерес в связи с дословным текстом хурритской легенды о рожденном горой каменном исполине Улликумми, восстающем из моря, привлекает вулкан Немрут, расположенный на западном берегу озера Ван.

Если смотреть на этот вулкан с противоположного берега озера, то издали действительно кажется, что он погружен в воду озера, которое в древности нередко называли «морем». Во время одной из своих последних стадий активности, купол этого вулкана вырос до отметки около 4500 м (см. рисунок Макссона). В кратере вулкана диаметром более 8 км. турецкими геологами обнаружены остатки этой вулканической надстройки, которая рухнула вовнутрь кратера вследсвие гигантского взрыва, вызванного, по всей видимости, вулканической «пробкой», образовавшейся в жерле вулкана. Такие пробки являются следствием особо вязкой консистенции риолитовых (часто обсидиановых) лав, которые выталкиваются из жерла под высоким давлением, напоминая при этом по форме зубную пасту, выдавливаемую из тюбика. Вулканическая природа Улликумми подтверждается среди прочего тем, что он в параллельных вариантах повествования именуется также Кункунуцци, что переводится как «обсидиан». Обсидиан, который называют также вулканическим стеклом, высоко ценился в древние времена, так как он вследствие особой прочности и остроты своего излома служил ценнейшим материалом для изготовления различных режущих и колющих предметов и был излюбленным «товаром» торговли и обмена. Не случайно поэтому также то обстоятельство, что имя Улликумми в мифе отождествляется с терминами, обозначающими оружие (нож, копье). Остатки обсидианового вулканического купола, как сообщил геолог проф. Толлуоглу из университета города Ван в Турции, обнаружены в кратере Немрута.

Характерными моментами повествования, несомненно указывающими на вулканическое происхождение Улликумми, являются места в тексте, где говорится о невероятных темпах роста каменного чудовища, который сравнивается с башней, горой и т.д. (ср. известную присказку из русских былин о богатырях: «рос не по дням, а по часам»), что характерно для мифических героев кавказских и иных мифов (ср. образ Сосруко, Сослана, Сеска-Солса у северокавказских народов, Шарвили у восточнокавказских лезгин и т.д.).

Феномен выдавливания из жерла вулкана столба огненной лавы объясняет также мотив рождения «огненного юнца» в северокавказских нартовских мифах и его закалки мифическим кузнецом. Связь ремесла кузнеца с огненной стихией и, прежде всего, с вулканами совершенно четко прослеживается в древних мифах (ср. образ Гефеста у греков, которому соответствует в римской мифологии образ бога огня Вулкана, фигуры божественных кузнецов кавказцев Курдалагона, Тлепша, скандинавского Велунда и т.д.). По мнению автора, сам термин вулкан (ср. русс. великаны - персонажи славянской мифологии огромного роста), который в латинском языке заимствован из более древнего этрускского (типологически сходного с хурритским, ср. этр. Велхану) происходит из хурритского имени Улликумми (причем Ullikummi, на мой взгляд, является диалектным вариантом хурр. wurrikunni «слепой»). Соответствующие фонетические варианты слов, семантически и фонетически родственных понятию «глаз», наблюдаются и среди восточнокавказских языков (ср. лезг. вил/ул, авар. бер, чеч. б'арг «глаз», лезг. буьркьуь, рут. быркIына «слепой», таб. улчIам/вурчIим «бровь»). Эта этимология подтверждается также тем обстоятельством, что Улликумми является незрячим и в соответствии с хеттско-хурритским текстом повествования. Отголоски этого песонажа обнаруживаются, например, в образе известного героя западных тюрок – Кер-Оглу, что в переводе означает «сын слепца».

Не исключено, что хурритский корень *(w)ul/(w)ur «глаз», «видеть» отражен также в имени Вий – отрицательного персонажа в славянской мифологии. Смертоносный взгляд Вия был скрыт огромными веками, которые поднимали вилами его помощники. Слепота (и вообще убогость) – характерная черта обитателей загробного мира и должна, по всей видимости, отождествляться с тьмой, царящей в преисподней. Мифологемы, связанные с мотивом слепоты, явно вулканического происхождения и были первоначально связаны с мистическими представлениями, навеянными картинами кратеров потухших вулканов, считавшимися «вратами ада». Дело в том, что во время вулканических извержений у вершины вулканов часто образуется множество кратеров, которые геологи называют кратерами-паразитами. С соответствующими наблюдениями были, по всей вероятности, связаны образы циклопов (греч. «круглоглазые») в греческой мифологии, а также похожих образов из кавказских мифов, которые не являются заимствованными из греческих легенд, а объясняются на основе местных, схожих с хурритской, мифологии и природных условий. Циклопы – кратеры вулканов – являются подмастерьями в кузнице Гефеста, о котором говорилось выше и помогают ему ковать молнии для бога-громовержца Зевса. Неудивительно, что кузница бога огня Гефеста, согласно одному из вариантов греческих мифов, располагалась под вулканом Этна. Интересной параллелью здесь является образ одноглазого исполина из восьмого сказания западнотюркского эпоса «Китаби Деде Коркут», который именуется Тепе-Гезом. Перевод этого имени («гора-глаз» или «глаз горы») не оставляет сомнений в правильности предложенной трактовки соответствующих сюжетов.

Устрашающая картина огромного огненного вулканического пика, беспрестанно растущего ввысь и осыпающего небо (и небожителей!) залпами горящих камней и лавы, выстреливаемых из жерла извергающейся огненной горы, оставила такое неизгладимое впечатление на современников, переживших эту катастрофу, что это событие на протяжении тысячелетий передавалось в виде легенд из поколения в поколение, пока не было зафиксировано в хурритских и хеттских (хетты - соседи хурритов и «наследники» соответствующих хурритских эпических традиций) клинописных источниках в виде эпоса о рожденном горой каменном демоне, восставшем против небесных богов.

Похожую картину воочию наблюдали в мае 1902 года жители острова Мартиника, когда на вершине вулкана Монтань-Пеле (Mount Pelee) вырос 300-метровый каменный гигант (см. фото Лакруа, сделанное в 1902 году). Последовавший 8 мая взрыв и мощное извержение, сопровождаемое сходом пирокластических лавин, стерли с лица земли город Сент-Пьер, уничтожив 40 тысяч его жителей. Остывший вулканический монолит, выросший на вершине горы, простоял недолго – он раскололся у подошвы и разрушился под напором воздымающейся из жерла магмы.

Сам сюжет борьбы богов, зафиксированный у хеттов и позднее у древних греков (ср. «Теогонию» Гесиода), несомненно, заимствован из мифов хурритоязычных народов, издревле населявших сейсмически неспокойный регион высокогорного озера Ван. Об этом свидетельствуют характерные сюжеты, со всей очевидностью указывающие на восточноанатолийское происхождение соответствующих сказаний. Например, в хеттских и греческих мифах описывается борьба двух антагонистических божественных «лагерей» друг с другом. Причем, местом действия являются две горы, расположенные неподалеку друг от друга (у хеттов это Хаззи и Намни, локализуемые в Северной Сирии, у греков Олимп и Отрис в Фессалии). Однако, ни в Северной Сирии, ни на Балканах не было действующих вулканов, проявления которых находят свое отражение в древних сказаниях. Родина повествования об антагонизме двух гор, поддерживающих небосвод и являющихся обителью двух враждующих божественных «семей», локализуется на берегах озера Ван, где расположены доминирующие над северо-западными окрестностями Вана вулканы Немрут и Сюпхан, одновременное извержение которых в древности послужило мотивом для создания соответствующих сказаний о борьбе богов. Причем мотив двух гор, поддерживающих Вселенную, который отсюда распространился по всему Древнему Востоку, объясняется образованием гигантских столбов дыма при извержении вулканов, издалека выглядевших как опоры, поддерживающие небо. Как известно, Улликумми вырос на плече хурритского Атланта – бога Упеллури, на котором держался мир, что подтверждает высказанное предположение. В качестве другого плеча Упеллури выступает здесь вулкан Сюпхан, расположенный на северном берегу озера Ван. Образы враждующих друг с другом соседних гор известны также в разных вариациях из сказаний кавказских народов.

Восстание Улликумми против верховного небесного бога оканчивается его поражением. Сам клинописный фрагмент победы бога-громовержца, к сожалению, не сохранился, однако, дальнейший ход повествования позволяет сделать вывод, что он в конце-концов не устоял перед атаками небожителей и был повержен. Основой данного сюжета «падения мятежного ангела» могли стать реальные события, которые в доисторические времена имели место на вершине вулкана Немрут, в качестве параллели к которым может рассматриваться катастрофа, случившаяся на острове Мартиника в мае 1902 года. Предварительные данные свидетельствуют о том, что похожая катастрофа случилась в хурритское или непосредственно предхурритское время (5-3 тыс. до н.э.) у западного берега озера Ван.

Характерным элементом, свойственным почти всем соответствующим кавказским героям, является их уязвимость в области нижних конечностей: враги подсекают им ноги, что приводит к их падению и гибели. В некоторых вариантах кавказских мифов мятежный герой падает после этого в пещеру (пропасть), но должен опять восстать из подземелья, чтобы наказать своих обидчиков. В самом древнем из сохранившихся вариантов соответствующего повествования – «Песни об Улликумми» – каменному исполину также «подсекают» ноги, чтобы его одолеть. В основе всех этих сюжетов распознается вулканическая «предыстория», которая наглядно продемонстрирована на примере падения каменного колосса, выросшего на вершине вулкана Монтань-Пеле (см. выше).

Бог-громовержец хурритов Тешшуб – прообраз эпических героев

В греческом варианте соответствующих мифов бог-громовержец Зевс выступает с горы и побеждает многоголовую огнедышащую змею (дракона) Тифона (ср. образы огнедышащих чудовищ – дэвов/дивов – в кавказских, иранских и тюркских мифах), в образе которой самым очевидным образом узнается вулканический поток, разделяющийся у подошвы вулкана на рукава, сметая и сжигая все на своем пути. Характерным является сюжет с отрастанием новой головы у чудовища, взамен отрубленной, который становится понятным, если вспомнить кадры из документальных фильмов, в которых показаны потоки лавы, извергающиеся из вершины вулкана и стекающие вниз по склону, останавливаясь у препятствий и ускоряя свой ход в других местах. Не удивительно, что в одном из поздних вариантов легенды обиталищем Тифона является подножие вулкана Этна (см. фото потоков лавы, сползающих с вершины вулкана Этна).

Во время извержения вулканов испаряется огромное количество воды, вперемежку с пеплом и пылью покрыва.щей небо, порождая грозовые тучи и проливной дождь, который и тушил в конечном итоге потоки замедливающей свой ход на равнине лавы. Именно соответствующие наблюдения за этими природными явлениями легли в основу вышеописанного сюжета, повествующего о победе бога-громовержца над огнедышащим многоголовым чудовищем. Этот сюжет вошел в мифологии многих народов мира - ср. лезг. Шарвили, герм. Зигфрид, русс. Добрыня и т.д., убивающие змея чудодейственным копьем или мечом (молнией). При этом в некоторых образах наблюдается слияние двух изначально антагонистических образов (мятежный герой и небожитель). Нередко имена мифических фигур указывают на их вулканическое происхождение (ср. русс. Змей Горыныч – т.е. порожденный горой, библейский змей Левиафан, имя которого, возможно, связано со словом «лава»). Не случайным является также тот факт, что огнедышащий Тифон в греческой мифологии является порождением преисподней (греч. Tartaros – ср. русс. «провалиться в тартарары»).

Победителем из схватки богов, происходящей у древних греков («Теогония» Гесиода) у берегов мифического соленого водоема (озеро Ван), выходит Зевс, образу которого в пантеоне Угарита – финикийского города в Северной Сирии – соответствует Баал-Цапон. Причем, здесь именно гора Цапон (ср. название вулкана Сюпхан/Сюпан на северном берегу озера Ван) является обителью местного бога Баала (близнеца греческого Зевса и хурритского Тешшуба). Не приходится сомневаться в том, что такое «совпадение» имен не является случайным, так как иммигрировавшие из Анатолии хурриты представляли значительную часть населения Угарита (совр. Рас-Шамра) и обогатили местные мифические и религиозные традиции, дополнив их своими сюжетами, принесенными с вулканической родины. При этом очевидно, что вместе с хурритским населением в Северную Сирию «иммигрировала» и соотвествующая топонимика (ср. также название реки Оронтес, ранее Aratta/Aranta, с хурритским наименованием реки Тигрис – Aranzah). Можно предположить, что эмиграция определенных частей горского населения из Восточной Анатолии и даже падение древнехурритских государств (напр. Митанни) были отчасти следствием землетрясений и вулканических катастроф, имевших место в этом сейсмически активном горном регионе.

Сюжет борьбы бога-громовержца (у хурритов Тешшуб) со змеей в исконной хурритской версии не сохранился, хотя в одном из хеттских мифов о змее Иллуянке имеется похожий сюжет. Победа громовержца над своими порожденными огненной преисподней соперниками была обусловлена естественными причинами: обитающий в нависших над высокими горами тучах небесный бог долго еще гремел своим молотом (палицей) и метал молнии (копья и стрелы), несмотря на то, то порожденные землей (горой) мятежные демоны утихли в связи с прекращением извержения вулканов. Можно утверждать, что фигура хуррито-хеттского Тешшуба явилась прообразом эпических героев, скачущих на крылатом коне (в действительности гонимых ветром тучах), вооруженных палицей (молотом, чтобы греметь) и копьем (чтобы метать молнии), побеждая темные силы подземелья.

Вулканическое происхождение древнеанатолийских эпических сказаний является ключом к пониманию большинства из соответствующих мифических сюжетов, распространившихся впоследствии у многих народов мира и известных всем нам с детства. Природные катаклизмы, а не «сказки древних» являлись также основой некоторых религиозных представлений, ставших неотъемлемой частью священных книг иудеев, христиан и мусульман, рассмотрение которых не позволяют рамки данной статьи. Соответствующие эпические повествования у большинства народов именуются при этом не сказками, а обозначаются особым словом, тождественным со словом «правдивый рассказ» (ср. например русс. «былина», т.е. то, что действительно было).

Основываясь на вышесказанном можно также поставить точку в давнем споре исследователей о первичной этнической привязке северокавказских нартовских мифов, центральным сюжетом которых является чудесное рождение мятежного героя из камня. Несмотря на то, что в более поздние периоды эти эпические сказания трансформировались под влиянием мифических мотивов из среды ираноязычных кочевников (аланы, сарматы и т.д.), исконной родиной большинства нартовских сюжетов, и это несомненно, был вулканический регион Закавказья – Восточной Анатолии, издревле населенный народами, говорившими на автохтонных языках, именуемых ныне «кавказскими» в соответствии с современным ареалом распространения этих родственных между собой языков.

Примечательным является также то обстоятельство, что, несмотря на многочисленные свидетельства густонаселенности Восточной Анатолии в древних письменных источниках, на этой территории пока не были обнаружены поселения, датируемые раннее I тыс. до н.э. (т.е. доурартского периода). На основании приведенных выше фактов можно утверждать, что остатки соответствующих поселений, возможно, сокрыты под слоями лавы и пепла, извернутых из вулканов Немрут и Тендюрек.

--------------------------------------------------------------------------------

[*] геолог (Бакинский университет), сфера интересов: вопросы кавказской этнографии и лингвистики, а также истории мифологии и религии. В наст. Время проживает в Германии (город Бонн).

[1] Прим.: список использованной литературы – в немецком оригинале статьи (может быть также затребован по электронной почте у автора).

[2] Сокращения, принятые в статье: авар. – аварский, лезг. – лезгинский, русс. – русский, рут. – рутульский, таб. – табасаранский, чеч. – чеченский языки.

[3]Отзывы и рецензии на статью просьба направлять по адресу: Gadjimuradov@t-online.de

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...