"Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

среда, 25 марта 2015 г.

Жизнь и смерть антихриста

Существовало два понимания идеи Антихриста. Одно из них, предполагавшее, что антихристами являются все грешники, было основано на соборных посланиях Иоанна: 'Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время' (1 ИОАН. 2:18). Эту точку зрения поддерживали некоторые богословы, например, Исидор СЕВИЛЬСКИЙ, утверждавший В 'ЭТИМОЛОГИЯХ' (8:11): 'Тот есть антихрист, кто отрицает Господа Христа'. Однако под влиянием трактата западнофранкского аббата Адсо Дервенского (Адсо из Монтье-ан-Дер, ок. 910-992) 'О месте и времени Антихриста' такое понимание было почти полностью вытеснено персонифицированной трактовкой, согласно которой Антихрист - единичное существо, взлелеянное дьяволом к моменту конца света, дабы предотвратить наступление Царства Божьего.

Все же и персонифицированное понимание Антихриста не исключало своеобразную множественность антихристов, которые трактовались как воплощения-предвосхищения главного и последнего Антихриста, в соответствии с принципом 'все злодеи суть фигуры и образы дьявола' (ВИР, ОБ ОБМАНАХ, гл. 21, 28). Средневековое историческое мышление, читавшее историю наоборот - от конца к началу, видело в исторических или библейских личностях лишь 'фигуры', метафоры конечных смыслов, как они будут явлены в великих эсхатологических событиях Конца света. Одним из таких великих смыслов и был Антихрист, который уже многократно посылал в историю своих 'фигурантов', многократно предвосхищался в исторических злодеях.
Фома Аквинский утверждает об Антихристе, что 'все прочие злые люди, которые ему предшествовали, суть как бы образ Антихриста' (СУММА ТЕОЛОГИИ, ч. 3, вопр. 8, ст. 8). Таким образом, характерные для Средневековья 'два представления о приходе Антихриста - он должен явиться непосредственно перед вторым пришествием Христа и он уже явился в виде многочисленных антихристов' - были лишь 'внешне полярными' (ЭММЕРСОН, 63); средневековый человек не усматривал между ними противоречия.

Наиболее популярной из фигур-предвосхищений Антихриста был Симон Маг (ДЕЯН. 8:9-24), которого сравнивали с пророками, предвестившими явление Христа (ЭММЕРСОН, 27). Другими широко обсуждавшимися историческими метафорами Антихриста служили Антиох IV, преследователь евреев, описанный в первой книге Маккавеев, а также, конечно, римский император Нерон, в представлениях о котором христианские апокалиптические воззрения слились с чисто языческой легендой о его возвращении (Nero redivivus). Согласно Сульпицию Северу (ок. 353-420), Нерон должен вернуться до появления Антихриста и совершить ряд злодеяний, после чего он будет убит самим Антихристом (ЭММЕРСОН, 29). Смертельно раненная и исцеленная голова из Откровения от Иоанна (ОТКР. 13:3) рассматривалась как метафора 'воскрешенного Нерона'.

Наиболее детально идея библейских фигур-метафор Антихриста разработана у Бонавентуры в его 'Сопоставлениях...' (Collationes in hexameron): Священное Писание, от книги Бытия до Апокалипсиса, включает двенадцать 'таинств', в которых и Христос, и Антихрист обозначены 'фигурами': так, фигурами Антихриста служат Ламех, первый двоеженец; Нимрод, якобы построивший Вавилонскую башню (БЫТ. 11:1-8); мародер Ахан (Иис. 7:1-25); Голиаф; Иуда и т. п.; в одиннадцатом таинстве - 'распространении харизматических даров' Антихриста символизирует Симон Маг, который пытается купить Святого Духа, летать по воздуху и имитирует чудеса при помощи дьявола; Антихрист, подобно ему, 'будет худшим из лжецов; он явится с обманными знаками и чудесами' (цит. по: ЭММЕРСОН, 31).

Различные духовные течения Средневековья и Возрождения находили те или иные фигуры Антихриста не только в историческом или библейском прошлом, но и в пределах собственной эпохи. Спиритуалы 13 в. видели Антихриста в императоре Фридри хе II, с ожидаемым свержением которого в 1260 г. должна была начаться последняя 'эра духа' (по Иоахиму Флорскому). Пражский реформатор Иоганн Милитш пророчествовал о начале последнего этапа истории в 1367 г. и видел Антихриста в германском императоре Карле IV. 'Неосуществление всех предсказаний не обескураживало, оно лишь порождало новых пророков и новых критиков пророчеств' (БЕНРАТ, 27). Позднее идея исторических воплощений Антихриста уже не так тесно связывалась с эсхатологическими ожиданиями: Мартин Лютер и папа римский видели воплощение Антихриста друг в друге, но не делали отсюда выводов о близком конце света.

Адсо Дервенский в своем влиятельнейшем трактате 'Книжечка об Антихристе' (другое название: 'О времени и месте Антихриста') (Libellus de Antichristo; De orte et tempore Antichristi) (ок. 954) впервые суммировал мотивы, связанные с представлением об Антихристе как псевдо-Христе и в то же время 'тиране', в форме vita, напоминающей жития святых. Благодаря этому трактату жизнеописание Антихриста стало популярной темой христианского богословия.

Относительно зачатия Антихриста существовали две версии. Согласно первой, более распространенной, его зачали люди - разумеется, ужасные грешники и прелюбодеи; например, развратные монах и монашка. Однако, как замечает Адсо, 'с самого начала зачатия дьявол вошел в чрево его матери и сила дьявола питала и обе регала его в материнском чреве' (цит. по: ЭММЕРСОН, 81). Таким образом, Антихрист одержим дьяволом (Одержимость) уже до рождения. Нетрудно и здесь заметить пародию на Христа, который 'Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей' (ЛУК. 1:15).

Согласно другой версии, характерной главным образом для народных преданий и пародирующей воплощение Христа, Антихрист - дитя демона и шлюхи; во французской мистерии 'Судный день' (14 в.) совет демонов замышляет послать в Вавилон демона, где он, приняв облик приятного юноши, должен совратить некую блудницу; когда все это совершается и у блудницы рождается сын, Сатана посылает к нему двух демонов-воспитателей, и мать охотно отдает сына на их попечение. Во французской поэме Беренжье (нач. 13 в.) 'О пришествии Антихриста' Антихрист рожден в Вавилоне от инцестуозной связи дьявола и его развратной дочери (ЭММЕРСОН, 82). Для народных легенд (и их литературных обработок) вообще характерно неразличение дьявола и Антихриста, представление о последнем как о 'дьяволе во плоти'; ученые же комментаторы, напротив, как правило тщательно различают обоих, подчеркивая, что Антихрист - человек, полностью и бесповоротно одержимый дьяволом, но не дьявол и не сын дьявола. Правда, здесь богословы оказывались в трудном положении: постулат о том, что у дьявола и демонов не может быть своих детей, вступал в противоречие с желанием во всем добиться полной симметричности между Христом - сыном Бога и Антихристом. Это желание иногда все же побеждало, и тогда в Антихристе признавали двойную природу: 'Христос есть истинный Бог и человек, и Антихрист есть дьявол и человек' (Вульфстан I, архиепископ Йорка, ум. 1023; цит. по: Кисслинг, 27).

Антихрист - еврей; он явился - как замечает ПСЕВДО-АЛКУИН, трактуя речение Апокалипсиса о звере, явившемся из бездны, - 'из глубочайшего нечестия еврейского народа, то есть из колена Дана' (КОММЕНТАРИЙ НА АПОКАЛИПСИС, col. 1148). В колене Дана, по иудейской традиции, должна родиться мать Мессии, но поскольку это колено было также замечено в поклонении идолам, средневековый христианский мир отнес к нему рождение и Псевдо-Мессии - Антихриста, находя подтверждение этой идее в предсмертном благословении Иаковом Дана: 'Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад' (БЫТ. 49:17). Местом его рождения чаще всего избирается Вавилон - ибо более нечестивого места комментаторы не могли себе представить; возникающее противоречие между еврейской кровью Антихриста и местом его рождения хитроумно обходилось: так, Хью из Ньюкасла (1280-1322, 'О победе Христа над Антихристом', 1319) сумел и это противоречие использовать для обогащения параллелизма между Христом и Антихристом: подобно тому как Христос был зачат в Назарете, а рожден в Вифлееме, Антихрист бы- зачат в Палестине, в Хоразине (помянутом недобрым словом Христом: -'Горе тебе, Хоразин!' - ЛУК. 1013), а рожден в Вавилоне (ЭММЕРССН, 81).

Появлению Антихриста и наступлению ею царства предшествуют соответствующие энаки: упадок нравов, стихийные бедствия, чума, свирепость загадочных Гога и Магога; причем все эти беды предсказаны уже Христом: ".. восстанет народ на народ, и царство на царство; будут большие землетрясения по местам, и глады, и моры, и ужасные явления, и великие знамения с неба' (ЛУК. 21:10-11). Гог и Магог особенно волновали воображение: их отождествляли с теми или иными варварскими племенами, но особенно часто - с десятью потерянными коленами Израиля (10 колен, основавших в 930 г. до н. э. на севере государство Израиль, в то время как колена Иуды и Вениамина основали государство Иуды на юге; после разгрома северного царства ассирийцами в 721 г. до н. э. 10 упомянутых колен растворились в других народах и исчезли из истории, однако всегда существовала вера, что они найдутся). Богословы трактовали Гога и Магога аллегорически. Иероним (Комментарий на книгу Иезекииля) дает этимологию этих имен: Гог - tectum, 'крыша', Магог - de tecto, 'с крыши'; этимологии Иеронима были приняты средневековой ученостью как ключ к скрытой аллегории: АВГУСТИН полагает, что Гог обозначает грешников, в которых дьявол скрывается, 'как под крышей', а Магог - дьявола, который выходит из этих людей, 'как из-под крыши' (О ГРАДЕ БОЖИЕМ, 20:11). Появлению Антихриста радуются одни демоны, которые давно его поджидали: так, подземные демоны именно для него хранят свои сокровища, чтобы он мог использовать их при соблазнении христиан.

Перед приходом Антихриста будут править некие десять королей; или же его приходу будет предшествовать двенадцатилетнее (или даже стодвенадцатилетнее) правление Последнего Великого Императора, который спасет Иерусалим от язычников, сокрушит Вавилон и затем отречется от власти, возложив свою корону на алтарь иерусалимского храма - но тут-то и появится Антихрист. В латинской пьесе 'Игра об Антихристе' из Тегернзе (Бавария, 12 в.) он является в сопровождении аллегорических фигур - Лицемерия и Ереси - и просит их для начала уничтожить всякое воспоминание о Христе на земле. В свое правление Антихрист будет сначала изображать из себя Христа, но очень скоро явит свою тиранию; в средневековой драме эта двойная сущность Антихриста иногда подчеркивалась переодеванием: Антихрист являлся сначала в религиозном облачении, но затем сбрасывал его, обнаруживая под ним воинские латы.

Порой Антихрист начинает свою карьеру как царь и даже поражает врагов христианства, изображая из себя государя-спасителя в роде Последнего Императора. В иных версиях он начинает как лже-Христос и постепенно, хитростью, добирается до светской власти. Он провозглашает: 'Я Христос' (Ego sum Christus), он начинает проповедовать новое учение и объявляет, что прежний (истинный) Христос был лжепророком. Он имитирует Христовы чудеса, воскрешает мертвых и даже якобы умирает на кресте, воскресая, естественно, на третий день. При этом он критикует Библию и отрицает Святую Троицу, провозглашая истинным Богом одного себя. Он рассылает пророков, которые действуют весьма успешно и обращают почти весь мир в новую веру. Затем Антихрист отправляется в Иерусалим, изгоняет оттуда верных христиан, восстанавливает храм Соломона, разрушенный римлянами, и учреждает в храме поклонение собственному идолу, который ставит во храме; он действует настолько хитро, что подтверждает свою лояльность Ветхому Завету и даже подвергает себя обрезанию; в результате очарованные им евреи принимают его веру.

Большинство отцов церкви сходятся на том, что всего этого Антихрист достигает четырьмя методами, которые Винсент Феррер ('Об Антихристе') формулирует так: 'Первый метод - дары. Второй - ложные чудеса. Третий - диспуты. Четвертый - мучения' (цит. по: ЭММЕРСОН, 272). Способность Антихриста совершать чудеса, подобные чудесам Христа, особенно волновала комментаторов, так как решительно лишала всякой возможности отличить его от истинного Христа; большинство, впрочем, сходились на том, что Антихрист - не более чем искусный маг, соперничающий в мастерстве с Симоном Магом; ФОМА АКВИНСКИЙ разъясняет, что чудеса Антихриста производят такое впечатление лишь потому, что человеческие чувства легко обманываются (СУММА ТЕОЛОГИИ, ч. 1, вопр. 114, ст. 4). Однако другие комментаторы полагали, что 'с попущения Бога' Антихристу будет дана истинная сила творить чудеса, подобные чудесам Христа; АВГУСТИН совершенно резонно утверждал, что огонь, которым Сатана с позволения Бога спалил дом и стада Иова, вовсе не был иллюзией (О ГРАДЕ БОЖИЕМ, 20:19).

Истинная тираническая природа Антихриста откроется, когда он не сможет покорить своей власти немногих праведных: их не соблазнят ни чудеса, ни дары, ни ученые диспуты, и тогда на них обрушатся пытки и мучения; кровь христиан будет течь по улицам; те, кто последуют Антихристу, получат особый знак; лишенные этого знака не смогут ни продавать, ни покупать ('никто не сможет ни продать другому, ни купить у другого, если не будет помечен именем зверя', - КАССИОДОР, ЗАКЛЮЧЕНИЯ ОБ АПОКАЛИПСИСЕ, col. 1412), и многим придется бежать в горы и пустыни. Согласно Адсо, когда последний король франков сложит перед Антихристом на Масличной горе в Иерусалиме скипетр и корону, Антихрист убьет истинных пророков и полностью воцарится в мире. Его царство и преследования праведных будут длиться 1260 дней (ОТКР. 11:3; 12:6), или 42 месяца (ОТКР. 13:5), или три с половиной года.

Переломный момент в судьбе Антихриста - появление пророков Еноха и Илии, в соответствии с речением Апокалипсиса: 'И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище' (ОТКР. 11:3). Пророки истинного Христа, они бросят вызов Антихристу и переобратят в истинную веру тех, кто поклонился ему. В некоторых версиях жизни Антихриста речь идет об одном пророке (вероятно, в соответствии с ветхозаветным прорицанием: 'Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного' - МАЛ. 3:6). Так, в древневерхненемецкой поэме 'Муспилли' (нач. 9 в.) Илия появляется один и, героически противостоя Антихристу, принимает от него смерть. Средневековая экзегетика выбрала на роль апокалиптических 'свидетелей' Еноха и Илью потому, что они рассматривались как ветхозаветные 'прототипы' Христа: их вознесение на небо воспринимали как метафору его грядущего вознесения. Антихрист, не желая мириться с их миссионерской деятельностью, убьет их и оставит тела непогребенными; однако через три с половиной дня они воскреснут и вознесутся на небо, где присоединятся к сонму святых.

После восхождения Илии и Еноха на небеса Антихрист должен совершить свое последнее и наитягчайшее кощунство:

Он взойдет на Масличную гору (гора Елеон), чтобы, подобно Христу, вознестись на небо. Здесь он и будет убит, как был убит Симон Маг, когда пытался подняться в небо при помощи демонов. На горе он произнесет хвастливую речь, в которой, в частности, заявит, что идет к Богу, чтобы приготовить свое новое пришествие в день Страшного суда. Большинство комментаторов, опираясь на авторитет апостола Павла, утверждают, что Иисус убьет Антихриста 'духом уст Своих' (2 ФЕС. 2:8), не задаваясь вопросом, что, собственно, разумеется под 'духом', однако отделяли этот 'дух' от самого Христа: так, Фома Аквинский видел в нем 'приказ', отданный Христом; Матвей из Янова полагал, что христианские проповедники исполнятся 'Святого Духа' и погубят Антихриста;

РУПЕРТ ИЗ ДОЙТЦА отождествлял этот 'дух' со Святым Духом - лицом Троицы (О ПОБЕДЕ СЛОВА БОЖИЯ, col. 1496-1497). В средневековой драме, ориентированной на народные вкусы, Антихриста порой поражает обычный удар молнии (Беренжье, 'О пришествии Антихриста'); наконец, в роли палача Антихриста часто выступает архангел Михаил. Иногда казнь Антихриста связывали со вторым пришествием Христа, но другие комментаторы были более осторожны: например, АЛКУИН (О ВЕРЕ В СВЯТУЮ И НЕРАЗДЕЛЬНУЮ ТРОИЦУ, col. 51) резонно заметил, что никто не может знать, когда состоится второе пришествие Христа, но, вероятно, это произойдет после гибели Антихриста.

Перед вторым пришествием настанет краткий момент мира и успокоения - те, кто были обмануты Антихристом, получат возможность раскаяться и вернуться к истинной вере. На эту идею комментаторов навело сообщение в Апокалипсисе о снятии седьмой печати, после которого 'сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса' (ОТКР. 8:1). Эти 'полчаса' трактовались либо как сорок пять (Ипполит, Иероним), либо как сорок (Адсо Дервенский) дней. Версия о сорока пяти днях покоя исходила из манипуляций с двумя цифрами книги Даниила ('времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней. Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней'; ДАН. 12:11-12; - путем вычитания получали сорок пять), вторая цифра ('сорок'), видимо, возникла из желания увидеть здесь аналогию сорока дням, прошедшим между воскресением Христа и его восхождением на небо.

Жизнеописание Антихриста многозначительно вписано в священную историю мира. Иреней Лионский увидел параллель между Люцифером и Адамом, с одной стороны, и Антихристом и Христом, с другой, - между двумя великими искушениями, которые окаймляют всю историю человечества. История начинается искушением (Адама Люцифером) и им же заканчивается; но если в начале мира дьяволу удалось совратить человека, то в конце мира дьявол и Бог, оба приняв человеческую природу - один в лице Антихриста, а другой в лице Христа, - вновь ведут борьбу, и Бог берет на этот раз реванш.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...