"Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

суббота, 28 мая 2016 г.

Новые приключения Диогена в России (размышления, расследования и исторические экскурсы, предпринятые в преддверие Первого Российского Гуманистического Конгресса)

Давным-давно Диоген Синопский ходил по Афинам с фонарем средь бела дня и искал человека, а попадалось сплошное не то. Диоген мог позволить себе роскошь бросить эти поиски, когда ему надоело. Гуманизм, как идеология и практика, рассматривающие человека как высшую ценность, просто обязан найти того человека, о котором идет речь.
В России образовалось сразу несколько доморощенных Диогенов, причем каждый нашел какого-то человека, и неплохо бы разобраться какого.

Здесь есть четыре варианта.

1. Человек, какой он есть, с его представлениями, желаниями и целями, является высшей ценностью – независимо от того, каковы эти его представления, желания и цели. Действия индивида по удовлетворению своих желаний могут быть ограничены лишь постольку, поскольку это необходимо для баланса с удовлетворением желаний других индивидов.
Это – собственно гуманизм, как таковой.
Его принципы в той или иной степени представлены в международных законах цивилизованного мира и конституциях высокоразвитых демократических государств. Более полное его выражение можно найти в Гуманистических манифестах I , II и III, а также в футурологических исследованиях Тоффлера, Коатса, Минского, Фукуямы и др.

2. Человек – это высшая ценность, постольку он обладает потенциалом техногенной и постбиологической эволюции, поэтому следует принимать во внимание лишь те желания и цели людей, которые прямо или косвенно способствуют продвижению такой эволюции.
Это – трансгуманизм, который объявляет высшей ценностью не сегодняшнего человека, а его вероятных потомков, образ которых рисует оптимистическая научная футурология.
Наиболее яркое выражение трансгуманизм нашел в технократических произведениях выдающихся фантастов – Азимова, Хайнлайна, Гаррисона, Андерсона, Кларка и др.



3. Человек – это высшая ценность, но его представления, желания и цели во многом являются неразумными, аморальными и порочными, поэтому следует в начале приучить людей к добру, отвратив их от зла, а затем уже принимать во внимания их потребности.
Это – клерикал-гуманизм, который фактически объявляет высшей ценностью не человека, а дегуманизированный идеал, описанный в том или ином догматическом учении.
Наиболее полно он представлен в т.н. «исламских странах» - отсталых государствах, живущих по законам шариата. Клерикал-гуманизм в форме теократии или нацизма есть в странах, где велико влияние ортодоксального христианства и мистического национализма.

4. Человек – это высшая ценность, но реализация его желаний и целей приобретает лишь во взаимодействии с обществом, поэтому первичными являются потребности общества, а из них уже должны определяться как права, так и обязанности индивида.
Это – социал-гуманизм, который на самом деле объявляет высшей ценностью не человека, а тоталитарную государственную машину.
Социал-гуманизм наиболее ясно выражен в фашистской и военно-коммунистической идеологиях и распространен там, где у власти находятся соответствующие режимы.

Международное гуманистическое движение пошло по первому пути, т.е. по пути собственно гуманизма. Этапы его развития имеет смысл описать, поскольку они недостаточно широко известны.

Сейчас мало кто помнит, что международный гуманизм в начале XX века заявил о себе как о всемирном религиозно-политическом движении (став одновременно прародителем глобализма и религии new age). Первыми гуманистами были американские либеральные христиане из Unitarian Church (сейчас бы их назвали «ньюэйджерами»). Они выкинули всю догматику, и религиозная компонента свелась к чеканной формулировке 1776 года:
«We hold these truths to be self-evident, that all men are created equal, that they are endowed by their Creator with certain unalienable Rights, that among these are Life, Liberty, and the pursuit of Happiness. That to secure these rights, Governments are instituted among Men,
deriving their just powers from the consent of the governed».
(Мы придерживаемся той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Создателем некоторыми неотчуждаемыми Правами, в числе которых Жизнь, Свобода и стремление к Счастью. Для обеспечения этих прав, Людьми учреждаются Правительства, законные полномочия которых происходят из согласия управляемых).

После первой мировой войны, в ходе которой обнаружилась гнусность решительно всех теистических религий и надчеловеческих идеалов, концепция религиозного гуманизма овладела просвещенными и наученными политическим опытом сообществами.
Родилось кредо гуманистической религии: «Даешь благополучие людей здесь и сейчас!»
В 1933 году был принят Первый Гуманистический Манифест, который гласил:
«Наука и экономические изменения подорвали старые верования. Традиционный дуализм души и тела должен быть отвергнут. Религия должна сформулировать свои надежды и планы в свете научного духа и научной методологии. Религия состоит из действий, целей и познаний, имеющих человеческое значение. Ничто человеческое не чуждо религии. Она включает труд, искусство, науку, философию, любовь, дружбу, отдых – все, что в своей мере находит выражение в разумной удовлетворенности человеческой жизнью. Различение между священным и мирским не должно более проводиться. Религиозный гуманизм рассматривает полную реализацию индивидуальности конечной целью человеческой жизни и стремится к ее становлению и осуществлению повсеместно и безотлагательно».

Дальше была вторая мировая война и Нюрнбергский процесс, который можно считать международным судом над всеми тоталитарными идеологиями и верованиями, ставящими себя выше человека. Одна форма идеологического тоталитаризма (фашизм и нацизм) была уничтожена в 1945. Другая форма идеологического тоталитаризма (сталинизм) рухнула в 1956. В 1961 человек вышел в космос, а в 1969 – шагнул на поверхность Луны. На этом историческом фоне появился Второй Гуманистический манифест 1973 года, подписанный наиболее прогрессивными и авторитетными интеллектуалами того периода.

«Целостность и достоинство каждой отдельной личности – это центральная гуманистическая ценность. Мы отвергаем все те религиозные, идеологические или моральные кодексы, которые порочат индивидуальность, душат свободу, подавляют интеллект, дегуманизируют личность. Мы верим в необходимость максимальной автономии индивида, согласованной с ответственностью перед обществом. И хотя наука в состоянии обосновать различные типы поведения, в человеческой жизни все же существует личная свобода выбора, и ее рамки должны быть расширены. Все люди должны участвовать в выработке ценностей и установок, определяющих их жизнь. Социальные институты обязаны точно выражать их устремления и нужды. Силы отчуждения надлежит преобразовать или искоренить, а бюрократические структуры свести к минимуму. Человек важнее заповедей, правил, предписаний или установлений.
Разделение церкви и государства, а также идеологии и государства – это императивы. Государство должно обеспечить максимальную свободу проявления разнообразных моральных, политических, религиозных и социальных ценностей в обществе. Гуманистические общества должны добиваться развития экономических систем не согласно определенной риторике или идеологии, но по тому критерию, способствуют ли они улучшению материального благосостояния всех людей и групп, ликвидации бедности и страданий, увеличению человеческой удовлетворенности жизнью в целом».

Тут уместно вспомнить, что в 1948 появился первый международный гуманитарный правовой акт – Всеобщая декларация прав человека, но она показалась прогрессивным интеллектуалам недостаточно радикальной. Сейчас ясно, что они были правы. Половинчатость Всеобщей декларации, ее непозволительная мягкость по отношению к идеологическому тоталитаризму, к религиозному и моральному традиционализму проявилась в течении следующих десятилетий.
Цена недостаточной решительности в ликвидации традиционных, тоталитарных и теократических обществ известна: это тысячи человеческих жизней, унесенных локальными войнами, консервативными реставрациями и террористическими актами.
Цивилизованный мир все равно был вынужден перейти от стратегии продовольственной и товарной гуманитарной помощи к стратегии военно-гуманитарной помощи (называемой также «экспортом демократии»). Эта смена стратегий явно запоздала на четверть века, а теперь реализуется «в пожарном порядке» что нередко приводит к трагическим ошибкам.
Мировое сообщество уже в который раз получило урок: следует прислушиваться к мнению квалифицированных специалистов, поскольку они ошибаются гораздо реже, чем политики.

Следующие шаги международного гуманистического движения были отражены в двух документах: «Гуманистический манифест 2000. Призыв к новому планетарному гуманизму» (1999) и «Гуманистический манифест III. Гуманизм и его устремления» (2003). Первый документ носит ярко выраженный политический характер. Второй в большей степени касается практического выражения социальной философии гуманизма и является продолжением манифестов I (1933 года) и II (1973 года).

Манифест-2000 представляет собой компактную декларацию из 10 коротких пунктов.
От исторической преемственности по отношению к великим античным цивилизациям, «манифест-2000» переходит к ролям науки и философии гуманизма в современном мире. Одна роль – идеологическая. Мистика и теология несовместимы с современной постиндустриальной информационной культурой. Единственный путь к адекватному личному мировоззрению: НАУЧНЫЙ НАТУРАЛИЗМ. Под этими словами понимают: «вечно обновляющуюся веру человека в свою способность самостоятельно разрешать стоящие перед ним проблемы и осваивать прежде неведомые ему сферы реальности».
Вторая роль – политическая. Предлагается создать планетарные демократические законодательные, финансовые судебные и исполнительные органы. Предлагается принять «Планетарный Билль Прав и Ответственности», который будет иметь силу верховного закона во всем мире, и применяться всемирным судом. Решения такого суда будут исполняться силой, невзирая на государственные границы и национальные законы.
«Манифест-2000» предлагает исправить ошибки половинчатости действий ООН, о которых я уже сказала выше, и полностью изменить стратегию Объединенных Наций.

Манифест-III еще короче – в нем всего 6 пунктов, но очень важных. Декларируется ряд следствий признания того, что человек является просто специфической частью природы.
Нет никаких сторон жизни, которые бы не поддавались рациональному анализу.
Этические нормы должны выводиться из индивидуальных человеческих потребностей и проверяться на опыте. Ставится цель: оптимизировать общество и окружающую среду для максимизации индивидуального счастья. Названо средство: кооперация людей в деле утверждения на всей планете такого порядка, при котором будут защищены права личности и экология. Традиционные структуры и общности (государства, нации, церкви и т.п.), игнорируются – по логике изложения, от них нет никакого толка. Манифест-III заканчивается словами: «Ответственность за наши жизни и за качество мира, в котором мы живем, лежит на нас и только на нас». Мы – люди. Кроме нас тут никого нет. Мы сами в своих интересах строим комфортное сообщество на планете, которая нам принадлежит.

Историю обоих этих документов в России можно назвать детективной.

«Манифест-III» не опубликован здесь ни одной гуманистической организацией и даже не упомянут ни в одном обзоре по гуманизму. Манифесты I и II переводятся, публикуются и цитируются, а Манифест-III российские гуманисты как бы не заметили, хотя он является значительным событием и английский текст широко распространен в интернете.

С «Манифестом-2000» произошла совсем темная история. Он был переведен на русский язык руководством Российского Гуманистического Общества (РГО) и опубликован, но в каком виде! Текст, занимающий полторы страницы, разбавлен в 10 раз посторонними комментариями, да так, что выделить из этого раствора оригинальный документ не представляется возможным. Редакторы журнала «Credo» и «Библиотеки Якова Кротова» вообще оказались уверены, что все эти 15 страниц являются оригинальным текстом, под которым стоят подписи 10 нобелевских лауреатов и интеллектуалами из 29 стран.
Смысл «манифеста-2000» оказался до неузнаваемости искажен комментариями и специфическим переводом. Так, «Scientific Naturalism» превратился в «Научное мировоззрение», а единственное сохранившееся упоминание о научном натурализме обросло комментарием: «Научный натурализм (нередуктивистский материализм)». Что уж говорить о переводе юридических выражений, превращающем их в бессмыслицу.
В материалах о «Манифесте-2000», попавших на сайт Санкт-Петербургского отделения РГО и на сайт «Социально-гуманитарное и политологическое образование» Министерства образования РФ, оригинальный текст ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЕТ. Вместо него - поток сознания, несущий куски, выдернутые из разных источников, в т.ч. не имеющих ни малейшего отношения ни к манифесту, ни к гуманизму. Если комментаторы хотели дискредитировать международное гуманистическое движение, то они в этом преуспели.

Читатель, который знаком с «Манифестом-2000» только в интерпретации, порожденной руководством РГО, будет убежден: гуманистическое движение – это говорильня, устроенная чтобы выпросить из бюджета деньги на борьбу за мораль-нравственность Великой России, попираемую бабками-колдуньями, писателями-постмодернистами, гадальщиками-астрологами и подростками, распивающими в подворотне пиво.
Не каждый заподозрит неладное и начнет сверять эту самодеятельность с оригиналом.(далее - в документе)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...