"Когда человек узнает, что движет звёздами, Сфинкс засмеётся и жизнь на Земле иссякнет" (иероглифическая надпись на скале храма Абу-Симбел, Египет, 1260 г. до н.э.), "Любовь, что движет солнце и светила" (Данте Алигьери, "Божественная комедия"), "Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "У каждого в глазах своя звезда" (Хафиз Ширази); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

понедельник, 24 октября 2016 г.

Космические утопии социалиста Виктора Гончарова


Одним из самых загадочных русских писателей-фантастов был Виктор Гончаров. В 1923-27 годах он написал 6 романов о покорении коммунистами Солнечной системы, установлении там Рая мирового пролетариата. Считается, что Гончаров умер в 1929 году, не известно, подлинное ли это имя и кто скрывался за ним.
Всё, что известно о писателе-фантасте Викторе Алексеевиче Гончарове – это изложенные им в письме в издательство «Молодая гвардия» несколько строк:
«Родился в 1900 году в Тифлисе. Окончил там реальное училище. После Февральской революции примкнул к меньшевикам. В 1921 году раскаялся, встал на сторону большевиков. Работаю в местной библиотеке. Знаю два иностранных языка – немецкий и французский».
Гончаров присылал рукописи своих романов в московские издательства почтой. Никто из издателей его в глаза не видел. Гонорары перечислялись ему на счёт. После 1927 года его перестали публиковать как троцкиста. Считается, что в 1929 году Гончаров застрелился.
У многих исследователей советской фантастики нет уверенности, что этот Гончаров существовал как реальный человек – он бы неизбежно проявил себя в Тифлисе как общественный деятель (при его активно-революционном складе ума и образованности). Наконец, у него должен был существовать какой-то круг общения – люди, видевшие и знавшие его лично. Скорее всего, под именем «Гончарова» скрывался какой-то другой человек. Очевидно, он искренне был крайне левых убеждений – анархист или левый эсер, но не в ладах с советской властью, что и заставило его взять чужую фамилию (или псевдоним).

Так или иначе, но Гончаров в своих романах создал одну из самых ярких космических утопий того времени.
В 1924 году он опубликовал дилогию «Психо-машина» и «Межпланетный путешественник».
В первом романе дилогии «Психо-машина» рассказывается о том, как юный комсомолец Андрей, отправившись в отпуск к другу на Украину, становится ассистентом ленинградского учёного Аркадия Семёновича Вепрева, сумевшего подчинить психокинетическую энергию. Однако вскоре выяснилось, что профессор Вепрев – ярый контрреволюционер, который разрабатывает «психо-машину», предназначенную для уничтожения коммунистов:

Циолковский и его евросоциализм

Циолковский сам себя считал не техником, а философом. Он был одним из первых гуманистов-социалистов России, причём опиравшийся на опыт Германии и США. Интересны его идеи переустройства общества, основанные на ранжировании общества, прямой демократии, власти судей и евгенике. Причём мужчины и женщины в таком обществе имели бы свои правительства.
Писатель (и бывший эсер-боевик) Виктор Шкловский, несколько раз встречавшийся с Циолковским и специально для этого приезжавший в Калугу, в 1928 году записал следующий разговор с ним:
«Вечер. Циолковский меня спросил:
— Вы разговариваете с ангелами?
— Нет, — ответил я тихо в слуховую трубку.
— По строению головы могли бы разговаривать.
— А вы? — спросил я.
— Я постоянно разговариваю.
Я не испугался, поняв, что ангел — вдохновение».
Циолковский считал ангелов всего лишь высшими разумными существами, более совершенными, чем люди. Согласно его концепции, люди в будущем и в результате космоантропогенной эволюции как раз и должны превратиться в ангелов. «Человек тоже преобразится, — писал он в начале XX века, — и старого, грешного человека, живодёра и убийцы, уже не будет на земле. Будет его потомок совершенный ангелоподобный».
Циолковский в беседе с Чижевским пояснял свою мысль:
«Многие думают, что я хлопочу о ракете и беспокоюсь о её судьбе из-за самой ракеты. Это было бы грубейшей ошибкой. Ракеты для меня — только способ, только метод проникновения в глубину Космоса, но отнюдь не самоцель. Недоросшие до такого понимания вещей люди говорят о том, чего в действительности не существует, что делает меня каким-то однобоким техником, а не мыслителем».

В подавляющем большинстве биографий Циолковский представлен именно как «однобокий техник», а не мыслитель мирового масштаба, коим он себя осознавал с ранних пор.
Мечты об идеальном человеке неотделимы в мировоззрении Циолковского от мечты об идеальном общественном строе. Знакомясь с философским наследием мыслителя-космиста, нетрудно убедиться, что размышления и работы, посвященные совершенствованию общества, занимают в его творчестве значительное место. Особенно интенсивно он начал заниматься этой проблемой после Февральской и Октябрьской революций, когда воочию убедился, что окружающая действительность более чем далека от совершенства. Он уже в апреле 1917 года написал программную статью «Идеальный строй жизни», где сформулировал своё кредо, впоследствии повторенное не единожды. Вместо неизбежных насилия и горя предлагался путь просвещения, основанный на уступчивости, милосердии и прощении.
Циолковский предлагает модель переустройства общества, основанную на принципах коллективизма и взаимовыручки. Задолго до начала социалистического строительства в России он не скрывал своей приверженности принципу «высшей коммуны» и иллюстрировал его возможности на примере низшей ячейки социальной организации:

Русский космизм 90-х: Увести Землю от Солнца и оживить мертвецов через компьютер


В начале 90-х ХХ в. русский космизм получил второе дыхание. Недавние академические учёные на полном серьёзе стали разрабатывать:

 а) увод Земли с орбиты и замену нашей солнечной системы на другую;

б) оживление мёртвых предков через закачку их душ в компьютер, а затем — пересадку этих компьютерных программ в новые тела.

С разрушением СССР академические учёные хлынули в новые для себя области. На даче подобрал брошюру общества «Знание — сила», №4-5, 1992 года. Она вся полна таких рассказов: о вурдалаках, экзорцизме, двойниках людях, живой и мёртвой воде, и т.п. Важную роль в брошюре занимают космисты. Один из них, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, заместитель начальника ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт) Л.М.Шкадов рассказывает о своей разработке — как сдвинуть Землю со своей орбиты и увести её в другую Солнечную систему.

Он вскользь объясняет, для чего это нужно: якобы наше Солнце скоро потухнет, и надо спасать землян; кроме того, с выбором новой орбиты мы можем улучшить климат и повысить концентрацию в атмосфере полезных для нас веществ. Вот его разработка.

В путешествие к заранее выбранной звезде надо отправляться всей Солнечной системой. Прибыв на место, следует переместить нашу планету с траектории вокруг Солнца на орбиту вокруг новой звезды.

Сделать это можно так. Если на каком-то расстоянии от Солнца поместить стационарный экран, то симметрия солнечного излучения нарушится, возникнет сила, подобная реактивной. Она-то и заставит нашу планету двигаться в выбранном направлении. А Земля потянет за собой своим огромным притяжением и всю нашу систему.

Надо всего лишь соорудить экран. Чтобы он висел неподвижно, его плотность не должна превышать 1,5 грамма на квадратный метр. То есть, по сути, экран должен представлять собой плёнку. Но огромной площади, а значит, и массы — 10 в 17-й степени тонн. Эта величина сравнима с массой нашей планеты, которая возвышается над уровнем моря. На Земле мы такого количества исходного материала не найдём. Придётся искать на других планетах, например, на Марсе и Венере.

Сам экран придётся разместить где-то на орбите нашей планеты, в 150 млн. километрах от Солнца, расположив под таким углом, чтобы отражённые лучи не попадали на Землю.

Нам нужно не торопясь, обстоятельно выбрать маршрут следования, слетать к Солнцу №2 на разведку. А уж потом и трогаться в путь.

При подлёте к новому пристанищу можно рассчитать маршрут движения таким образом, чтобы планеты Солнечной системы перешли на новую орбиту, подчиняясь притяжению новой звезды.


А философ-космист Ю.М.Кунянский придумал, как населить наше новое пристанище возрождёнными предками, а также обеспечить нас всех бессмертием.

Разуму вообще не нужно материальное тело — его вместилищем может стать энергетическое поле, позволяющее человеку материализоваться в новом обличье. Разум и умерших предков и ныне живущих людей можно перевести в компьютерную программу, а потом вживлять её в новые тела.

Кунянский в настоящее время занят тем, чтобы перевести свои идеи и расчёты в некое материальное. То есть — создать прототип «машины времени». Если люди станут жить вечно, то на повестку дня встанет вопрос и о бессмертии самого нашего мира. И об этом тоже думают российские учёные».

четверг, 13 октября 2016 г.

Икигай

Японское понятие "икигай" довольно сложно однозначно перевести на русский язык, но примерно можно расшифровать как «то, что придает жизни смысл, то, что заставляет нас просыпаться каждое утро с радостью». Другими словами, икигай — это по-восточному изящное и компактное определение вашего главного интереса, того дела, которое приносит радость в вашу жизнь.

Хотя японцы острова Окинава сумели сделать это понятие частью своей философии, нельзя сказать, что икигай совершенно не известен на западе.

Именно интерес к жизни, желание немедленно приступить к своему делу и выполнить его самым лучшим образом дает людям ощущение собственной значимости, чувство удовлетворенности и смысл жизни. Тем людям, которые знают свой икигай, незнакомы депрессии, они сохраняют оптимистическое отношение к жизни и не подвержены деструктивным привычкам. Поэтому для каждого человека, который хочет прожить долгую и осмысленную жизнь, так важно найти для себя причину вставать по утрам.

Как найти свой икигай?

вторник, 11 октября 2016 г.

Александр Волынский: Об антропоцентризме и его преодолении

Для создания новых структур нужен некий "параметр порядка", некая элита, ну вроде римских сенаторов эпохи республики или апостолов христианской церкви или масонских лож эпохи Просвещения. Надо сказать, что эти элиты обладали чудовищным зарядом Воли к власти, но и Ангст они преодолели единственно возможным способом - трансцедентированием своей личности. Человек не может преодолеть Ужас Смерти если не умрет, хотя бы символически и не похоронит свой инфантилизм.

У женщин такой символической смертью являются роды первого ребенка. С мужчинами всегда проблемы, многие из них так и не взрослеют, т. е. остаются эгоцентричными, капризными, злыми детьми, не способными самостоятельно справится с проблемами взрослой жизни.

Гуманитарные науки достаточно антропоцентричны, но поскольку сам ученый-гуманитарий является частью человечества, то в них исчезает характерное для естественных наук разделение на субъект и объект, которое сам ученый признавать не хочет. Надо сказать, что марксисты, говоря о классовом характере науки, были совершенно правы, но этим они подрывали и собственную позицию, хотя и заявляли, что мнение пролетариата более объективно описыват социальную реальность.

Естественные науки не должны иметь с религией ничего общего. Но, парадоксальным образом, Бог это и есть абсолютный антропоцентизм, ибо что есть человек как не "цэлэм Элохим" - "отражение Бога". Религия, говоря о Боге, говорит о человеке. Фейербах низвел Бога до уровня человека, сегодня необходимо человека поднимать до уровня Бога. Это и есть традиционализм, как возвращение к истокам, а вовсе не попытки вернуться в пещеры или погрузиться в археофутуристический маразм.

Для фундаменталистов, для клерикалов и темной массы характерен языческий фетишизм, "бог" для них это всегда конкретный идол, никакая трансценденция для них недоступна, даже Рай - это место, где можно сладко жить. Ошибкой коммунистов было то, что отвергнув религиозный Рай они пообещали "рай на земле". Но правда в том, что коммунизм - это вовсе не Рай, коммунизм - это просто альтернатива Аду.

среда, 5 октября 2016 г.

Дирк Беккер: Общество будущего: какое оно? (2012 г.)

Дирк Беккер (Dirk Baecker) – немецкий социолог и экономист, заведующий кафедрой культурной теории и культурного анализа в университете Цеппелин (ZU) во Фридрихсхафене на Боденском озере. В 2008 году авторитетный журнал «Cicero» влючил его в список из 25 самых влиятельных в своей области ученых Германии. Беккер – ученик Никласа Лумана, последователь социологической теории систем и автор шестнадцати тезисов о следующем обществе, развитых им в книге «Исследования следующего общества» (Studien zur nächsten Gesellschaft). Общество будущего по Беккеру – компьютерное. Оно будет так же сильно отличаться от общества печати, как последнее – от письменного общества античности. Если античность имела дело с избытком символов, модерн – с избытком критики, то для следующего общества будет характерен избыток контроля. По крайней мере так можно предположить, приняв тезис о том, что средства распространения информации оказывают доминирующее влияние на структуру общества и его культуру.  Дирк Беккер автор книг: «Информация и риск в рыночной экономике» (Information und Risiko in der Marktwirtschaft 1988); «Чем торгуют банки?» (Womit handeln Banken? 1991); «Организация как система» (Organisation als System 1999); «Зачем культура?» (Wozu Kultur? 2000); «Ключевые работы системной теории» (Schlüsselwerke der Systemtheorie 2005); «Форма и формы коммуникации» (Form und Formen der Kommunikation 2005); «Исследования нового общества» (Studien zur nächsten Gesellschaft 2007) и многих других.

* * *

Русский журнал: Профессор Беккер, Вы утверждаете, что культурной формой следующего общества будет не равновесие, а система. При этом идентичности будут выстраиваться не на основании вытеснения отклонений, как раньше, а их усилением и образованием в результате новой ниши. Как может практически происходить переход от одной культурной формы к другой в такой стране как Россия?

Дирк Беккер: На ваш вопрос можно ответить лишь объяснившись предварительно, что понимается под «культурной формой» общества. Никлас Луман ввел это понятие в своей книге «Общество общества» (Die Gesellschaft der Gesellschaft), высказав гипотезу о том, что избыток смыслов, которые производят в обществе все медиа: язык и письмо, средства распространения информации (книгопечатание, пресса, радио, телевидение, Интернет) и медиа успеха (власть, деньги, правда, вера или искусство) – избыток смыслов, производимый ими всеми, как-то должен быть сведен к одной форме, позволяющей решить, какая коммуникация станет допустимой, а какая будет отклонена.

вторник, 4 октября 2016 г.

Михаил Гаспаров: Русская интеллигенция как отводок европейской культуры

Михаил Леонович Гаспаров (1935-2005) — российский литературовед и филолог-классик, историк античной литературы и русской поэзии, переводчик (с древних и новых языков), стиховед, теоретик литературы. Академик РАН (1992), доктор филологических наук (1979). Автор фундаментальных работ о русском и европейском стихе. Переводчик античной, средневековой и новой поэзии и прозы. Эссеист. Ниже размещена его работа "Русская интеллигенция как отводок европейской культуры". Цитируется по изданию: 

Гаспаров М.Л. Русская интеллигенция как отводок европейской культуры // Русская интеллигенция и западный интеллектуализм: история и типология. Материалы международной конференции. Неаполь, май 1997 Сост. Б.А.Успенский. Россия / Russia. Новая серия под ред. Н.Г. Охотина. Выпуск 2 (10). - М.; Венеция: О.Г.И., 1999. 

Эта заметка — отклик на статью Б.А. Успенского «Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры». Это никоим образом не возражение: русская интеллигенция второй половины XIX и XX вв. действительно была специфическим, уникальным культурным феноменом. Но всякая уникальная сложность складывается из более простых элементов, совсем не уникальных. Б.А. Успенский называет (точнее, намечает) их сам: это духовная культура и это оппозиция власти. Сам он сосредоточивается преимущественно на втором из этих элементов; мы постараемся для равновесия сосредоточиться на первом.

К статье Б.А. Успенского хочется поставить эпиграф из первых строк «Повести об одной благополучной деревне» Б. Вахтина (цитирую по памяти): «Когда государыня Елизавета Петровна отменила на Руси смертную казнь и тем положила начало русской интеллигенции...» То есть, когда оппозиция государственной власти перестала физически уничтожаться и стала, худо ли, хорошо ли, скапливаться и искать себе в обществе бассейн поудобнее для такого скопления. Таким бассейном и оказался тот просвещенный и полупросвещенный слой общества, из которого потом сложилось то, что Б.А. Успенский называет интеллигенцией как специфически русским явлением. Оно могло бы и не стать таким специфическим, если бы в русской социальной мелиорации была надежная система дренажа, оберегающая бассейн от переполнения, а его окрестности — от революционного потопа. Но об этом ни Елизавета Петровна, ни ее преемники по разным причинам не позаботились.

Борис Успенский: Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры

Борис Андреевич Успенский (род. 1937) — советский и российский филолог, семиотик, историк языка и культуры. В 1972 году защитил докторскую диссертацию «Книжное произношение в России (Опыт исторических исследований)». Работал в Институте Африки АН СССР младшим научным сотрудником (1963—1965). Старший научный сотрудник (1963—1965) и профессор филологического факультета МГУ (1977—1992). Преподавал в должности приглашённого профессора в Венском университете (1988), Гарвардском и Корнелльском университетах (1990—1991), в 1990-е годы — в университете Граца, Риме, Мельбурне, Будапеште. С 1992 года — ведущий научный сотрудник РГГУ. С 2011 года в должности профессора заведует лабораторией лингвосемиотических исследований факультета филологии НИУ ВШЭ. Действительный член многих академий стран Европы. 

Успенский Б.А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры // Русская интеллигенция и западный интеллектуализм: история и типология. Материалы международной конференции. Неаполь, май 1997 Сост. Б.А.Успенский. Россия / Russia. Новая серия под ред. Н.Г. Охотина. Выпуск 2 (10). - М.; Венеция: О.Г.И., 1999.

"Наша русская интеллигенция, настолько характерная, что дала иностранным языкам специфическое слово intelligentsia (в транскрипции русского слова)..."
Вересаев, 1945

ЧТО ТАКОЕ русская интеллигенция? Можем ли мы считать, что это нечто в сущности аналогичное тому, что именуется интеллигенцией или интеллектуалами на Западе? Иначе говоря: можем ли мы считать, что русский интеллигент — это просто напросто русский вариант западного интеллектуала? Или же мы должны видеть в русской интеллигенции существенно отличное явление — пусть порожденное западной культурой, встречей России и Запада, но развившееся в нечто оригинальное и специфическое, в нечто принципиально отличное от исходной модели?
Ответы на этот вопрос могут быть кардинально различными. В западной перспективе русские интеллигенты могут восприниматься как нечто тождественное западным интеллектуалам: нередко здесь видят одно и то же явление. В русской же перспективе, напротив, здесь видится нечто отличное и даже специфическое для русской культуры: в предельном случае русский интеллигент и западный интеллектуал могут восприниматься даже как полярно противоположные явления.

понедельник, 3 октября 2016 г.

Интеллигентность – свойство саттвического разума

В свое время в СССР было выражение "советская интеллигенция".

Оно тогда означало прослойку творческих, умных, культурных людей, словно случайно затесавшихся между двумя главными классами - "рабочими" и "колхозниками".

Они не искали роскоши, богатства материального, они ценили богатство культурное, духовное, интеллектуальное.

Искать материальное богатство в ущерб культуре и духовности в их среде считалось дурным тоном, пошлостью, "убогим мещанством".

Литература, кино, театр, как ни контролировались коммунистами и цензорами, все-таки утверждали ценности интеллигенции той поры.
Высокие ценности.

Некоторые из них были в науке или культуре, и были обласканы сильными мира сего, были и те, кого звали "бессеребреники", они работали дворниками, сторожами, истопниками, но при этом имели кандидатские ученые степени, играли, музицировали, пели и читали Ницше, Бердяева и Шопенгауэра.

Интеллигенцию тогда так и называли: "прослойка творческой интеллигенции", будто это что-то не очень важное.

Интеллигенцию тогда ценили, хотя не очень жаловали.
Потому что вся наука и искусство зависели от нее.
Они создавали культурные ценности и генерировали научные достижения.

А это - два главных фактора в любой стране.
Где сейчас интеллигенция?
Ее не видно и голоса ее не слышно.
Сейчас, увы, интеллигенцию уже не жалуют и не ценят.
В мире сейчас мода на "сильных", "гламурных", "успешных ", "богатых" "мачо".

Интеллигенцию сменил "культ успеха", увлечение гламуром и поп-масс-культурой.
Потому что сейчас наука и культура нигде не в приоритете в мире потребительских ценностей.
Конечно, это культурная деградация, цивилизационный откат назад.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...